Шпаргалка: Международная обстановка накануне второй мировой войны. Ссср накануне великой отечественной войны: внешняя и внутренняя политика, факторы обороноспособности, международное положение, расширение границ, экономика

Международные отношения, сложившиеся после первой мировой войны, оказались недостаточно стабильными. Версальская система, разделившая мир на державы-победительницы и проигравшие войну страны, не обеспечивала равновесия сил. Восстановлению стабильности также препятствовала победа большевиков в России и приход к власти фашистов в Германии, в результате чего эти две крупнейшие державы оказались в положении изгоев. Они стремились выйти из международной изоляции, сблизившись между собой. Этому способствовал подписанный в 1922 г. договор об установлении дипломатических отношений и взаимном отказе от претензий. С тех пор Германия стала важнейшим торговым, политическим и военным партнёром СССР. Она, в обход тех ограничений, которые налагал на неё Версальский договор, на советской территории готовила офицерские кадры и производила оружие, делясь с СССР секретами военных технологий.
На сближении с Германией Сталин строил свои расчеты, связанные с разжиганием революционной борьбы. Гитлер мог дестабилизировать обстановку в Европе, начав войну с Англией, Францией и другими странами, создав тем самым благоприятные условия для советской экспансии в Европу. Сталин использовал Гитлера в роли «ледокола революции».
Как видно, появление тоталитарных режимов угрожало стабильности в Европе: фашистский режим рвался к внешней агрессии, советский - к разжиганию революций за пределами СССР. Каждому из них характерно было неприятие буржуазной демократии.
Сложившиеся дружественные отношения между СССР и Германией не помешали им вести подрывную деятельность друг против друга. Германские фашисты не отказались от продолжения антикоммунистической борьбы, а Советский Союз и Коминтерн организовали в октябре 1923 г. восстание в Германии, которое не получило массовой поддержки и было подавлено. Также не удались восстание в Болгарии, поднятое месяцем ранее, и забастовка английских горняков 1926 г., которая финансировалась Советским правительством. Неудача этих авантюр и стабилизация демократических режимов Запада не привели к отказу от планов осуществления мировой революции, а лишь побудили Сталина изменить тактику борьбы за неё. Теперь уже не коммунистические движения в капиталистических странах, а Советский Союз был провозглашён ведущей революционной силой, и верность ему считалась проявлением подлинной революционности.
Социал-демократы, не поддержавшие революционные выступления, были объявлены главным врагом коммунистов, и Коминтерн заклеймил их как «социал-фашистов». Такая точка зрения стала обязательной для коммунистов всего мира. В результате так и не был создан антифашистский единый фронт, что позволило национал-социалистам во главе с Адольфом Гитлером в 1933 г. прийти к власти в Германии, а еще раньше, в 1922 г., Муссолини стал править Италией. В позиции Сталина просматривалась логика, подчиненная замыслам мировой революции, и с ней, в основном, согласовывалась внутренняя и внешняя политика страны.
Уже в 1933 г. Германия вышла из Лиги наций (прообраз ООН), а в 1935 г. в нарушение обязательств по Версальскому договору ввела всеобщую воинскую повинность и возвратила /через плебисцит/ Саарскую область. В 1936 г. германские войска вступили в демилитаризованную Рейнскую область. В 1938 г. был произведен аншлюс Австрии. Фашистская Италия в 1935-1936 гг. захватила Эфиопию. В 1936-1939 гг. Германия и Италия осуществили вооруженное вмешательство в гражданскую войну в Испании, послав на помощь мятежному генералу Франко примерно 250 тыс. солдат и офицеров (а СССР помогал республиканцам, отправив около 3 тыс. «добровольцев»).
Другой очаг напряженности и войны возник в Азии. В 1931-1932 гг. Япония аннексировала Манчжурию, а в 1937 г. начала масштабную войну против Китая, захватив Пекин, Шанхай и другие города страны. В 1936 г. Германия и Япония заключили «Антикоминтерновский пакт», через год его подписала и Италия.
Всего в период от первой до второй мировых войн произошло до 70 региональных и локальных вооруженных конфликтов. Версальская система держалась лишь усилиями Англии и Франции. К тому же стремление этих стран сохранить статус-кво в Европе ослаблялось их желанием использовать Германию против большевистской угрозы. Именно этим объяснялась проводимая ими политика попустительства, «умиротворения» агрессора, на деле поощрявшая растущие аппетиты Гитлера.
Апогеем такой политики явились Мюнхенские соглашения в сентябре 1938 г. Гитлер, считавший Германию достаточно усилившейся, приступил к осуществлению своих планов мирового господства. Сначала он решил объединить в одном государстве все земли, заселенные немцами. В марте 1938 г. немецкие войска оккупировали Австрию. Пользуясь пассивностью мирового сообщества и поддержкой немецкого народа, связывавшего с Гитлером надежды на возрождение страны, фюрер пошел дальше. Он потребовал, чтобы Чехословакия передала Германии Судетскую область, населенную преимущественно немцами. Территориальные претензии к Чехословакии выдвинули и Польша, и Венгрия. Чехословакия не могла в одиночку сопротивляться Германии, но была готова бороться в союзе с французами и англичанами. Однако встреча в Мюнхене 29-30 сентября 1938 г. премьер-министра Великобритании Чемберлена и премьер-министра Франции Даладье с Гитлером и Муссолини закончилась позорной капитуляцией демократических держав. Было предписано Чехословакии отдать Германии важнейшую в промышленном и военном отношении Судетскую область, Польше - Тешинскую область, Венгрии - часть словацких земель. В результате этого Чехословакия потеряла 20% территории, большую часть промышленности.
Английское и французское правительства надеялись, что Мюнхенское соглашение удовлетворит Гитлера и предотвратит войну. В действительности политика умиротворения лишь поощрила агрессора: Германия сначала присоединила Судеты, а в марте 1939 г. оккупировала всю Чехословакию. Захваченным здесь оружием Гитлер мог вооружить до 40 своих дивизий. Немецкая армия быстро росла и укреплялась. Соотношение сил в Европе стремительно менялось в пользу фашистских государств. В апреле 1939 г. Италия захватила Албанию. В Испании закончилась гражданская война победой фашистского режима Франко. Наступая дальше, Гитлер вынудил литовское правительство вернуть Германии г.Мемель (Клайпеду), аннексированный Литвой в 1919 г.
21 марта 1939 г. Германия предъявила Польше требование о передаче ей Гданьска (Данцига), населенного немцами, находящегося в окружении польских земель и имевшего гарантированный Лигой Наций статус вольного города. Гитлер хотел оккупировать город и построить дорогу к нему через польскую территорию. Польское правительство, учитывая то, что случилось с Чехословакией, ответило отказом. Англия и Франция заявили, что гарантируют независимость Польши, то есть будут за неё воевать. Они вынуждены были форсировать свои военные программы, договориться о взаимной помощи, предоставить гарантии некоторым европейским странам против возможной агрессии.
В середине 30-х годов, осознав опасность фашизма, советские лидеры попытались наладить отношения с западными демократическими государствами и создать систему коллективной безопасности в Европе. В 1934 г. СССР вступил в Лигу Наций, в 1935 г. были заключены договоры о взаимопомощи с Францией и Чехословакией. Однако военная конвенция с Францией не была подписана, а военная помощь Чехословакии, которую предлагал СССР, была отвергнута, т.к. она была обусловлена оказанием такой помощи Чехословакии со стороны Франции. В 1935 г. VII конгресс Коминтерна призвал к образованию народного фронта из коммунистов и социал-демократов. Тем не менее, после Мюнхенского соглашения СССР оказался в политической изоляции. Обострились отношения с Японией. Летом 1938 г. японские войска вторглись на советский Дальний Восток в районе озера Хасан, а в мае 1939 г. - на территорию Монголии.
В сложной ситуации большевистское руководство начало маневрировать, результатом чего стали драматические изменения во внешней политике СССР. 10 марта 1939 г. на XVIII съезде ВКП(б) Сталин подверг жесткой критике политику Англии и Франции и заявил, что СССР не собирается «таскать из огня каштаны» для «поджигателей войны», подразумевая под ними именно эти государства (а не фашистскую Германию). Тем не менее, с целью успокоить общественное мнение на Западе и оказать давление на Германию, советское правительство 17 апреля 1939 г. предложило Англии и Франции заключить Тройственный пакт о взаимопомощи на случай агрессии. Подобный шаг сделал и Гитлер, чтобы не допустить блок западных держав с Россией: он предложил им заключить «пакт четырех» между Англией, Францией, Германией и Италией. СССР начал переговоры с Англией и Францией, но лишь в качестве дымовой завесы, чтобы побольше выторговать у Гитлера. Другая сторона также использовала переговоры, чтобы оказать давление на Гитлера. В целом, в Европе велась большая дипломатическая игра, в которой каждая из трех сторон стремилась переиграть другие стороны.
3 мая 1939 г. нарком иностранных дел М.М.Литвинов, являвшийся сторонником союза с западными демократами и евреем по национальности, был заменен В.М.Молотовым. Это было явным симптомом изменения акцентов внешней политики СССР, что было в полной мере оценено Гитлером. Советско-германские контакты сразу активизировались. 30 мая германское руководство дало понять, что готово к улучшению отношений с СССР. СССР продолжал ещё переговоры с Англией и Францией. Но взаимного доверия сторон не было: Сталин после Мюнхена не верил в готовность англичан и французов сопротивляться, они тоже не доверяли СССР, тянули время, хотели столкнуть немцев и русских. По инициативе СССР 12 августа 1939 г. в Москве начались переговоры с военными миссиями Англии и Франции. И здесь выявились трудности в переговорах, особенно в части взятия на себя военных обязательств, готовности выставить войска против агрессора. К тому же Польша отказывалась пропустить через свою территорию советские войска. Мотивы польского отказа были понятными, но иначе Красная Армия не могла действовать против германских войск. Все это затрудняло переговоры СССР с Англией и Францией.
Гитлер же, напротив, выражал явную готовность договориться с СССР, т.к. в тот период он нуждался в таком партнёре. Германия не была ещё готова к большой войне с СССР, и Гитлер избрал западный вариант. Ещё 8 марта 1939 г. на секретном совещании у фюрера была намечена стратегия, предусматривающая захват Польши до осени, а в 1940-1941 гг. - Франции, затем и Англии. Конечной целью провозглашалось объединение Европы и установление фашистского господства на Американском континенте. Поэтому Гитлер был заинтересован во временном союзе с СССР.
Решение о начале переговоров с Германией Сталин принял в конце июля 1939 г. При этом он не прервал контакты с западными странами. Благодаря усилиям советской разведки он знал о планах фашистской Германии по нападению на Польшу и развертыванию войны с Англией и Францией, считал, что соглашение с Гитлером позволит оттянуть вступление СССР в войну, расширить советские границы и сферу влияния социализма, осуществить мировую революцию с помощью военно-политической мощи СССР.
23 августа 1939 г. после трёхчасовых переговоров в Москве был подписан так называемый «пакт Риббентропа-Молотова». Переговоры проходили в глубокой тайне, и поэтому сообщение о подписании пакта о ненападении произвело во всем мире впечатление разорвавшейся бомбы. Стороны подписали и более важный документ - секретные протоколы о разделе сфер влияния в Восточной Европе (существование протоколов советское руководство отрицало до 1989 г., их наличие подтвердилось при Горбачеве Съездом народных депутатов СССР). К сфере влияния СССР были отнесены Финляндия, Эстония, Латвия, Восточная Польша и Бессарабия. Это был тайный позорный сговор с фашистским агрессором о дележе Восточной Европы.
С подписанием названных документов советская внешняя политика кардинально изменилась, сталинское руководство превратилось в союзника Германии по разделу Европы. Ситуация в Европе в целом изменилась в пользу фашистской Германии. СССР помог ей устранить последнее препятствие к нападению на Польшу и для начала второй мировой войны.
Оценка пакта 23 августа 1939 г. и в целом сближения Советского Союза и Германии является предметом острых дискуссий. Сторонники пакта в качестве аргументов указывают: на существование опасности возникновения единого антисоветского фронта, объединявшего фашистские и демократические державы; на достигнутый выигрыш во времени до вступления СССР в войну; на расширение границ Советского Союза накануне агрессии фашистской Германии против него. В сталинский период эти аргументы не подвергались сомнению. Но в дальнейшем, в условиях плюрализма мнений, выявилась их несостоятельность.
Крайне маловероятной была возможность создания единого антисоветского фронта, его не могли создать даже в 1917-1920 гг. Исключалось вступление в войну против СССР демократических государств Европы. Более того, Германия в 1939 г. в любом случае не могла начать войну против СССР по причине отсутствия общих границ для развертывания войск и нападения. К тому же она тогда не была готова к большой войне, что было видно в военной кампании против маленькой Польши. Разгром японской группировки у реки Халхин-Гол в Монголии (июль-август 1939 г.) умерил амбиции восточного соседа, и Япония стала вести себя более осторожно. 15 сентября 1939 г. было заключено соглашение с СССР. Это поражение стало фактором, побудившим Японию впоследствии воздержаться от нападения на СССР. Следовательно, СССР в 1939 г. от войны на два фронта практически был застрахован.
Другой аргумент о выигрыше времени также несостоятелен, поскольку этот выигрыш был обоюдный. Вопрос состоял в том, кто лучше использует это время. Германия 22 месяца до нападения на СССР использовала более эффективно: наращивала военные силы, завоевала европейские государства, дислоцировала свои дивизии у наших границ. Руководство СССР больше занималось внешней экспансией и кровопролитной войной с маленькой Финляндией, истреблением командного состава своей армии. Выигрыша в приобретении новых территорий также не было, т.к. они не были в военном отношении освоены, границы не укреплены, потеряны в первые дни войны. Появилась общая граница с Германией, облегчавшая её нападение на СССР.
Важно учесть и то, что возможности для продолжения переговоров с Англией и Францией также не были исчерпаны. От руководства СССР требовалось проявление большей настойчивости в преодолении взаимного недоверия сторон, в достижении компромисса со своими естественными союзниками, каковыми эти страны и были. (Когда началась Великая Отечественная война, суровая реальность неотвратимо заставила СССР сблизиться и стать их союзником). Вместо этого оно ошибочно переориентировалось на фашистскую Германию, вело «двойную игру», а затем прервало переговоры. Оказалось, что 21 августа французский представитель генерал Ж.Думенк получил полномочия подписать военную конвенцию с Россией.
Сближение с фашистской Германией, заключение пакта и секретных протоколов с ней было крайне невыгодным для СССР, оно привело в конечном счете к войне и военной катастрофе в ее начале и исторически не оправдало себя. Во-первых, подписание пакта развязало руки агрессору, обеспечило ему надёжный тыл для развязывания войны и завоевания европейских государств. Без пакта, без нейтралитета СССР, без надёжного тыла вряд ли Гитлер напал бы на Польшу, начал войну с Англией и Францией, получил свободу действий в Европе. Во-вторых, разделив Польшу по сговору с Гитлером, создав общую границу с Германией, сталинское руководство облегчило внезапное нападение на СССР с катастрофическими последствиями. В-третьих, сблизившись с гитлеровской Германией, подписав пакт с ней, Сталин уронил престиж страны в мире, дал основание для обвинения СССР в пособничестве фашистской Германии, а экспансией в Восточную Польшу и Прибалтику, войной с Финляндией он противопоставил, изолировал себя от мирового сообщества и в декабре 1939 г. был исключен из Лиги Наций.
В-четвертых, сблизившись с Германией, отказавшись от тактики VII конгресса Коминтерна, Кремль дал установку на прекращение борьбы с фашизмом, дезориентировал и дезорганизовал деятельность компартий; непослушных их руководителей репрессировал и отправлял в Гулаг, передал в руки фашистов сотни коммунистов и антифашистов. И, наконец, в-пятых, советско-германский пакт стал преградой на пути возможного сближения СССР с Англией и Францией, отдалил от них, сделав невозможным совместную борьбу с агрессором.
Шаг, сделанный сталинским режимом к сближению с фашистской Германией в желании оттянуть начало войны, расширить сферу своего господства, был для него логичным, но для страны бесперспективным и пагубным. Расплата за него была неминуема, но последовала она не сразу.
К.Б.Валиуллин, Р.К.Зарипова "История России. XX век"

Конспект по истории России

В 1937 г. капиталистический мир был охвачен новым экономическим кризисом , который обострил все его противоречия.

Главной силой империалистической реакции стал агрессивный военный бок Германии, Италии и Японии, который развернул активную подготовку к войне. Целью этих государств был новый передел мира.

Чтобы остановить надвигавшуюся войну , Советский Союз предложил создать систему коллективной безопасности. Однако инициатива СССР не была поддержана. Правительства Англии, Франции и США, вопреки коренным интересам народов, пошли на сделку с агрессорами. Поведение ведущих капиталистических держав предопределило дальнейший трагический ход событий. В 1938 г. жертвой фашистской агрессии стала Австрия. Правительства Англии, Франции и США не предприняли никаких мер для обуздания агрессора. Австрия была оккупирована немецкими войсками и включена в состав Германской империи. Германия и Италия открыто вмешались в гражданскую войну в Испании, помогли свержению законного правительства Испанской республики в марте 1939 г. и установлению в стране фашистской диктатуры.

В 1938 г. Германия потребовала от Чехословакии передачи ей Судетской области, населенной, по преимуществу, немцами. В сентябре 1938 г. в Мюнхене на совещании глав правительств Германии, Италии, Франции и Англии было решено отторгнуть от Чехословакии требуемую Германией область.

Глава правительства Англии подписал в Мюнхене с Гитлером декларацию о взаимном ненападении. Два месяца спустя, в декабре 1938 г., аналогичную декларацию подписало французское правительство.

В октябре 1938 г. Судетская область была присоединена к Германии. В марте 1939 г. вся Чехословакия была захвачена Германией. СССР был единственным государством, не признавшим этот захват. Когда над Чехословакией нависла угроза оккупации, правительство СССР заявило о своей готовности оказать ей военную поддержку, если она обратится за помощью. Однако буржуазное правительство Чехословакии, предав национальные интересы, отказалось от предложенной помощи.

В марте 1939 г. Германия отторгла от Литвы порт Клайпеду и прилегавшую к нему территорию. Безнаказанность агрессивных действий Германии поощрила фашистскую Италию, которая в апреле 1939 г. захватила Албанию.

На восточных границах нашей страны также складывалась угрожающая обстановка. Летом 1938 г. японская военщина спровоцировала вооруженный конфликт на дальневосточной государственной границе СССР в районе озера Хасан. Красная Армия в результате ожесточенных боев разгромила и отбросила агрессоров. В мае 1939 г. милитаристская Япония в районе реки Халхин-Гол совершила нападение на Монгольскую Народную Республику, рассчитывая превратить территорию МНР в плацдарм для дальнейшей агрессии против СССР. В соответствии с договором о дружбе и взаимной помощи между СССР и МНР советские войска выступили совместно с монгольскими воинами против японских агрессоров. После четырех месяцев упорных боев японские войска были наголову разбиты.

Весной 1939 г. по инициативе Советского правительства начались переговоры между СССР, Англией и Францией о заключении трехстороннего пакта о взаимопомощи. Переговоры, продолжавшиеся до июля 1939 г., закончились безрезультатно из-за позиции, занятой западными державами. Правительства Англии и Франции противились также заключению трехстороннего соглашения о военном сотрудничестве, направленном против фашистской Германии. На переговоры в Москву они прислали делегации, не наделенные необходимыми полномочиями.

Вместе с тем, летом 1939 г. начались тайные переговоры между Англией и Германией о заключении двустороннего соглашения по военным, экономическим и политическим вопросам.

К августу 1939 г. стало очевидным упорное нежелание западных держав принять эффективные меры по обузданию фашистской агрессии, их стремление договориться с Германией.

В этих условиях советское руководство было вынуждено согласиться на предложение Германии и подписать договор о ненападении . 23 августа 1939 г. такой договор был заключен сроком на 10 лет. Его подписали нарком иностранных дел СССР Молотов и министр иностранных дел Германии Риббентроп. Договор сопровождался секретным протоколом, разграничивавшим сферы влияния СССР и Германии в Восточной Европе. Согласно ему Польша становилась немецкой «сферой интересов», за исключением восточных областей, а Прибалтика, Восточная Польша, Финляндия, Бессарабия и Северная Буковина (часть Румынии) - «сферой интересов» СССР, т.е. СССР фактически вернул утраченные в 1917-1920 гг. территории бывшей Российской империи. Заключение советско-германского пакта привело к прекращению всех дипломатических контактов между Англией, Францией и СССР.

Пойдя на заключение договора с Германией, Советский Союз разрушил планы создания единого антисоветского фронта империалистических государств и сорвал расчеты вдохновителей мюнхенской политики, стремившихся ускорить военное столкновение между СССР и Германией. В результате договоренностей Советского Союза с Германией страна, за счет территориальных приращений 1939-1940 гг., укрепила свое стратегическое положение, экономические и мобилизационные возможности, выиграла два года «отсрочки» от войны. Договоренности СССР с Германией имели и негативные последствия: СССР превращался в сырьевую базу рейха и снабжал стратегическими ресурсами своего будущего противника; дезориентировалась идеологическая работа в стране и армии; была парализована антифашистская деятельность Коминтерна; Англия и Франция рассматривали СССР как партнера Германии и лишь после 22 июня 1941 г. начали ломать стену отчуждения между будущими союзниками по антигитлеровской коалиции.

Одной из сложнейших тем в отечественной и мировой исторической науке является оценка того, каково было состояние СССР накануне Великой Отечественной войны. Кратко данный вопрос следует рассматривать в нескольких аспектах: с политической, экономической точек зрения, учитывая при этом сложное международное положение, в котором оказалась страна перед началом агрессии гитлеровской Германии.

В рассматриваемое время на континенте наметились два очага агрессии. В связи с этим положение СССР накануне Великой Отечественной войны стало весьма угрожающим. Требовалось предпринять срочные меры для того, чтобы обезопасить свои границы от возможного нападения. Ситуация осложнялась тем обстоятельством, что европейские союзники Советского Союза - Франция и Великобритания - допустили захват Германией Судетской области Чехословакии, а впоследствии, по сути, закрыли глаза на оккупацию всей страны. В таких условиях советское руководство предложило свой вариант решения проблемы прекращения немецкой агрессии: план по созданию серии союзов, которые должны были сплотить все страны в борьбе против нового врага.

СССР накануне Великой Отечественной войны, в связи с обострением милитаристской угрозы, подписал серию договоров о взаимной помощи и общих действиях с европейскими и восточными странами. Однако этих соглашений оказалось недостаточно, и поэтому были предприняты более серьезные меры, а именно: выдвинуто предложение в адрес Франции и Великобритании создать союз против гитлеровской Германии. Для этого в нашу страну прибыли посольства из этих стран для переговоров. Это произошло за 2 года до нападения фашистов на нашу страну.

Отношения с Германией

СССР накануне Великой Отечественной войны оказался в очень сложном положении: потенциальные союзники не до конца доверяли сталинскому правительству, которое, в свою очередь, не имело оснований идти им на уступки после Мюнхенского договора, который по сути санкционировал раздел Чехословакии. Взаимные недоразумения привели к тому, что собравшиеся стороны так и не сумели прийти к договоренности. Такая расстановка сил позволила гитлеровскому правительству предложить советской стороне заключить договор о ненападении, который и был подписан в августе того же года. После этого французская и английская делегации покинули Москву. К договору о ненападении был приложен секретный протокол, предусматривавший передел Европы между Германий и Советским Союзом . Согласно данному документу, страны Прибалтики, Польша, Бессарабия признавались сферой интересов Советского Союза.

Советско-финская война

После подписания пакта СССР начал войну с Финляндией, которая продолжалась целых 5 месяцев и выявила серьезные технические проблемы в вооружении и стратегии. Целью сталинского руководства было отодвинуть западные границы страны на 100 км. Финляндии было предложено уступить Карельский перешеек, сдать в ареду Советскому Союзу полуостров Ханко для строительства там военно-морских баз. Взамен северной стране предлагалась территория в Советской Карелии. Финская власть отвергла этот ультиматум, и тогда советские войска начали боевые действия. С большим трудом Красной армии удалось обойти и взять Выборг. Тогда Финляндия пошла на уступки, отдав противнику не только упомянутые перешеек и полуостров, но и район к северу от них. Такая накануне Великой Отечественной войны вызвала международное осуждение, в результате чего он был исключен из членства в Лиге Наций.

Политическое и культурное состояние страны

Еще одним важным направлением внутренней политики советского руководства было закрепление монополии коммунистической партии и ее безусловного и тотального контроля над всеми сферами общества. Для этого в декабре 1936 года была принята новая конституция, которая провозгласила, что в стране победил социализм, другими словами, это подразумевало окончательное уничтожение частной собственности и эксплуататорских классов. Этому событию предшествовала победа Сталина в ходе внутрипартийной борьбы, которая продолжалась всю вторую половину 30-х годов XX века.

По сути дела, именно в рассматриваемый период времени в Советском Союзе сложилась тоталитарная политическая система . Культ личности вождя являлся одной из ее главных составляющих. Кроме того, коммунистическая партия установила полный контроль над всеми сферами жизни общества. Именно такая жесткая централизация позволила довольно быстро мобилизовать все ресурсы страны для отпора врагу. Все усилия советского руководства в это время были направлены на то, чтобы подготовить народ к борьбе. Поэтому большое внимание уделялось военной и спортивной подготовке.

Но значительное внимание уделялось культуре и идеологии. СССР накануне Великой Отечественной войны нуждался в сплоченности общества для общей борьбы с врагом. Именно на это были рассчитаны произведения художественной литературы, фильмы, выходившие в рассматриваемое время. В это время в стране снимались военно-патриотические картины, которые были призваны показать героическое прошлое страны в борьбе с иноземными захватчиками. Также на экраны выходили киноленты, прославляющие трудовой подвиг советского народа , его достижения в производстве и экономике. Аналогичная ситуация наблюдалась в художественной литературе . Известные советские писатели сочиняли произведения монументального характера, которые должны были воодушевить советских людей на борьбу. В целом, партия достигла своего: при нападении Германии советский народ поднялся на защиту Родины.

Укрепление обороноспособности - главное направление внутренней политики

СССР накануне Великой Отечественной войны находился в очень трудном положении: фактическая международная изоляция, угроза внешнего вторжения, которая к апрелю 1941 года уже коснулась почти всей Европы, требовали экстренных мер по подготовке страны к предстоящим боевым действиям. Именно эта задача и определила курс партийного руководства в рассматриваемое десятилетие.

Экономика СССР накануне Великой Отечественной войны находилась на довольно высоком уровне развития. В предшествующие годы, благодаря двум полным пятилеткам, в стране был создан мощнейший военно-промышленный комплекс. В ходе индустриализации были построены машинные, тракторные заводы, металлургические комбинаты, гидроэлектрические станции. За короткое время наша страна преодолела отставание от западных стран в техническом плане.

Факторы обороноспособности СССР накануне Великой Отечественной войны включали в себя несколько направлений. В первую очередь продолжился курс на преимущественное развитие черной и цветной металлургии, а также ускоренными темпами стало производиться вооружение. Буквально за несколько лет его производство было увеличено в 4 раза. Были созданы новые танки, скоростные истребители, штурмовики, но их массовый выпуск еще не был налажен. Были сконструированы автоматы и пулеметы. Был принят закон о всеобщей воинской повинности, так что к началу войны страна могла поставить под ружье несколько миллионов человек.

Социальная политика и репрессии

Факторы обороноспособности СССР зависели от эффективности организации производства. Для этого партия пошла на ряд решительных мер: было принято постановление о восьмичасовом рабочем дне, семидневной рабочей недели. Самовольный уход с предприятий был запрещен. За опоздание на работу следовало суровое наказание - арест, а за производственный брак человеку грозили принудительные работы.

Вместе с тем репрессии крайне пагубно сказались на состоянии Красной армии. Особенно пострадал офицерский состав: более чем из пятисот их представителей примерно 400 были репрессированы. В результате только 7% представителей высшего командного состава имели высшее образование. Есть известия о том, что советская разведка не раз давала предупреждения о готовящемся нападении врага на нашу страну. Тем не менее руководство не приняло решительных мер для отражения этого нашествия. Однако в целом следует отметить, что обороноспособность СССР накануне Великой Отечественной войны позволила нашей стране не только выдержать страшный натиск фашистской Германии, но впоследствии перейти в наступление.

Обстановка в Европе

Международное положение СССР накануне Великой Отечественной войны было крайне сложным из-за возникновения милитаристских очагов. На Западе это была, как уже говорилось выше, Германия. В ее распоряжении имелась вся промышленность Европы. Кроме того, она могла выставить более 8 миллионов хорошо вооруженных солдат. Немцы оккупировали такие ведущие и развитые европейские государства как Чехословакия, Франция, Польша, Австрия. В Испании ими поддерживался тоталитарный режим генерала Франко. В условиях обострения международной обстановки советское руководство, как было сказано выше, оказалось, в изоляции, причиной чему послужили взаимные недопонимания и недоразумения между союзниками, что впоследствии привело к печальным последствиям.

Ситуация на Востоке

В тяжелом положении еще и из-за ситуации в Азии оказался СССР накануне Великой Отечественной. Кратко эту проблему можно объяснить милитаристскими устремлениями Японии, которая вторглась в соседние государства и вплотную приблизилась к границам нашей страны. Дело дошло до вооруженных столкновений: советским войскам пришлось отбивать нападения новых противников. Возникла угроза войны на 2 фронта. Во многом именно подобный расклад сил и подтолкнул советское руководство после неудачных переговоров с западноевропейскими представителями пойти на соглашение с Германией о ненападении. Впоследствии восточный фронт сыграл важную роль в ходе войны и ее успешном завершении. Именно в рассматриваемое время усиление данного направления было одним из приоритетных.

Экономика страны

Внутренняя политика СССР накануне Великой Отечественной войны была нацелена на развитие тяжелой промышленности. Для этого были брошены все силы советского общества. Выкачивание средств из деревни и займы для нужд тяжелой промышленности стали главными шагами партии для создания мощного военно-промышленного комплекса. Форсированными темпами были проведены две пятилетки, в ходе которых Советский союз преодолел отставание от западноевропейских государств. В деревне были созданы крупные колхозы и ликвидирована частная собственность. Сельскохозяйственная продукция шла на нужды индустриального города. В это время в рабочей среде развернулось широкое которое было поддержано партией. Перед производителями была поставлена задача перевыполнения норм заготовок. Главной целью всех чрезвычайных мер было укрепление обороноспособности СССР накануне Великой Отечественной войны.

Территориальные изменения

К 1940 году произошло расширение границ СССР накануне Великой Отечественной войны. Это стало результатом целого комплекса внешнеполитических мер, предпринятых сталинским руководством для обеспечения безопасности границ страны. В первую очередь, речь шла о том, чтобы отодвинуть пограничную линию на северо-западе, что привело, как уже говорилось выше, к войне с Финляндией. Несмотря на большие потери и очевидную техническую отсталость Красной армии, советское правительство добилось своего, получив Карельский перешеек и полуостров Ханко.

Но еще более важные территориальные изменения произошли на западных границах. В 1940 году в состав Советского Союза вошли Прибалтийские республики - Литва, Латвия и Эстония. Подобные изменения в рассматриваемое время имели принципиальное значение, поскольку создали своеобразную защитную зону от готовящегося вторжения неприятеля

Изучение темы в школах

В курсе истории XX века одной из самых сложных является тема «СССР накануне Великой Отечественной войны». 9 класс - это время изучения данной проблемы, которая является настолько неоднозначной и сложной, что учитель должен крайне осторожно выбирать материал и интерпретировать факты. В первую очередь это касается, конечно же, печально известного пакта о ненападении, содержание которого вызывает вопросы и представляет широкое поле для дискуссий и споров.

В данном случае следует учитывать возраст учащихся: подростки часто склонны к максимализму в своих оценках, поэтому очень важно донести до них мысль о том, что подписание такого документа если и трудно оправдать, то можно объяснить сложной внешнеполитической обстановкой, когда Советский Союз, по сути, оказался в изоляции при своих попытках создать систему союзов против Германии.

Еще один не менее спорный вопрос - это проблема присоединения прибалтийских стран к Советскому Союзу. Очень часто можно встретить мнения о насильственном их присоединении и вмешательстве во внутренние дела. Изучение этого пункта требует тщательного анализа всей внешнеполитической обстановки. Пожалуй, с этим вопросом складывается та же ситуация, что и с пактом о ненападении: в предвоенное время передел территорий и изменение границ были неизбежными явлениями. Карта Европы постоянно менялась, поэтому любые политические шаги государства следует рассматривать именно как подготовку к войне.

План урока «СССР накануне Великой Отечественной войны», краткое содержание которого должно включать в себя как внешнеполитическое, так и внутриполитическое состояние государства, необходимо составлять с учетом возраста учащихся. В 9 классе можно ограничиться основными фактами, изложенными в настоящей статье. Для учеников 11 класса следует обозначить ряд спорных моментов по поставленной теме и предложить подискутировать по ее тем или иным аспектам. Следует отметить, что проблема внешней политики СССР перед является одной из самой спорных в отечественной исторической науке, поэтому и занимает видное место в школьной образовательной программе.

При изученной данной темы следует учитывать весь предшествующий период развития Советского Союза. Внешняя и внутренняя политика этого государства была направлена на то, что укрепить свое внешнеполитическое положение и создать социалистический строй. Поэтому необходимо учитывать, что именно эти 2 фактора во многом обусловили те действия, которые предпринимало партийное руководство в условиях обострения военной угрозы в Западной Европе.

Еще в предыдущие десятилетия Советский Союз добивался того, чтобы обезопасить свое место на международной арене. Следствием этих усилий и было создание нового государства и расширение сфер его влияния. То же самое руководство продолжило осуществлять после политической победы в Германии фашистской партии. Однако теперь эта политика приняла ускоренный характер ввиду возникновения очагов мировой войны на Западе и Востоке. Тема "СССР накануне Великой Отечественной войны", таблица тезисов которой представлена ниже, наглядно показывает основные направления внешней и внутренней политики партии.

Итак, положение государства накануне начала войны было крайне сложным, что и объясняет особенности политики как на международной арене, так и внутри страны. Факторы обороноспособности СССР накануне Великой Отечественной войны сыграли решающую роль в победе над фашистской Германией.

Претворение в жизнь политики "умиротворения" началось с уничтожения на географической карте Европы суверенного и независимого государства Чехословакия. 30 сентября 1938 г. по требованию гитлеровской Германии руководители Англии и Франции согласились передать Германии Судетскую область Чехословакии. Вместе с Гитлером и Муссолини под этим решением поставили свои подписи Чемберлен и Даладье. В соответствии с подписанным соглашением Англия, Франция, Германия и Италия гарантировали новые границы Чехословакии при условии ее отказа от договоров с СССР и Францией, а также урегулирование вопросов о польском и венгерском меньшинствах. Чехословакия, судьба которой решалась на этой конференции, и СССР, имевший с Чехословакией договор о взаимопомощи, приглашены не были.

На следующий день после подписания мюнхенского соглашения польские войска вторглись в Чехословакию и, по определению У. Черчилля, Польша "... с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства", отторгнув у него Тишинскую область. Венгерские войска оккупировали в Чехословакии Закарпатскую Украину.

Стали известны и условия, на которых Англия и Франция согласились пожертвовать Чехословакией. Это были обещания Германии не нападать на эти западные страны , что и было оформлено в англо-германской декларации и аналогичной франко-германской декларации, которые рассматривались как пакты о ненападении.

Перед отлетом из Мюнхена Чемберлен встретился с Гитлером и заявил: "Для нападения на СССР у вас достаточно самолетов, тем более что уже нет опасности базирования советских самолетов на чехословацких аэродромах". Это было своего рода благословение Гитлеру в его политике, направленной против СССР.

Расправа над суверенной страной, предательство Англией и Францией своих чешских друзей и союзников имели тягчайшие последствия для Чехословакии и судеб Европы. Мюнхен разрушил договорную систему СССР-Франция-Чехословакия по предотвращению немецкой агрессии в Европе и создал взамен нее условия по "канализации" территориальных устремлений на восток, в сторону СССР.

В разговорах с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем уже во время войны И. Сталин говорил, что, если бы не было Мюнхена, не было бы и пакта о ненападении с Германией.

Прошло всего полгода после подписания мюнхенских соглашений, и 13 марта 1939 г. была провозглашена "независимость" Словакии, которая сразу же обратилась к Германии с просьбой признать ее как независимое государство и разместить на ее территории немецкие войска.

Последняя точка в судьбе Чехословакии была поставлена 15 марта, когда немецкие войска вошли в Прагу и на следующий день остатки некогда независимого государства были включены в состав Германской империи под названием "Протекторат Богемии и Моравии". 16 марта "гарант" независимости Чехословакии Чемберлен заявил, что в связи с распадом Чехословакии гарантии послемюнхенских границ потеряли свою силу.

Если Англия и Франция продолжали потворствовать гитлеровской агрессии, то СССР, понимая всю опасность складывающейся международной обстановки, выдвинул 18 марта 1939 г. предложение о созыве в Бухаресте конференции шести государств: СССР, Англии, Франции, Польши, Румынии и Турции для создания "мирного фронта" против германской агрессии. Чемберлен отверг советскую инициативу на том основании, что она "преждевременна".

Учитывая отсутствие противодействия со стороны западных государств, Гитлер решил продолжить свою захватническую политику в восточном направлении.

21 марта Германия потребовала от Польши в ультимативной форме передать рейху Данциг и экстерриториальную полосу через польский коридор для связи Германии с Восточной Пруссией.

22 марта под угрозой воздушного нападения правительство Литвы было вынуждено подписать с Германией договор о передаче Клайпеды и прилегающего района Германии. 23 марта Гитлер на борту линкора "Дойчланд" триумфально прибыл в Клайпеду (Мемель) и приветствовал жителей "освобожденного" города.

В апреле под давлением общественного мнения и парламентской оппозиции во главе с У. Черчиллем Чемберлен был вынужден начать англо-франко-советские политические переговоры для обсуждения складывающейся в Европе международной обстановки.

17 апреля в первый день переговоров СССР внес конкретные предложения по противодействию гитлеровской экспансии, суть которых сводилась к следующему:

СССР, Англия и Франция заключают соглашение на 5-10 лет о взаимной помощи, включая военную;

СССР, Англия и Франция оказывают помощь, включая военную, государствам Восточной Европы, расположенным между Балтийским и Черным морями и граничащим с СССР.

Только через три недели в Лондоне сформулировали свой ответ. От СССР требовалось в одностороннем порядке взять на себя обязательства в случае вовлечения Англии и Франции в военные действия. Никаких обязательств Англии и Франции в отношении СССР не предусматривалось. 14 мая советское правительство заявило, что такая позиция западных стран не способствует созданию единого фронта сопротивления гитлеровской агрессии. Тем не менее советское правительство предложило провести в Москве англо-франко-советские военные переговоры. 23 июня Англия и Франция приняли советское предложение о направлении в Москву своих военных делегаций.

Возможное сближение Англии и Франции с СССР вызвало серьезную озабоченность в Берлине. 26 июля советскому послу в Германии Астахову была предложена программа советско-германского сотрудничества в трех сферах:

Экономическая сфера - заключение кредитного и торгового договоров;

Уважительные политические отношения в сфере печати, науки и культуры;

Восстановление хороших отношений в сфере политики, включая заключение нового соглашения, принимающего во внимание жизненные интересы обеих сторон.

29 июля советское правительство дало Германии вполне нейтральный ответ: "Всякое улучшение политических отношений между двумя странами, конечно, приветствовали бы".

12 августа в Москве начались англо-франко-советские военные переговоры. Состав делегаций: от СССР - нарком обороны К. Ворошилов, начальник Генштаба Б. Шапошников, нарком ВМФ Н. Кузнецов, командующий ВВС А. Лактионов, от Англии - комендант Портсмута адмирал Драке, от Франции - генерал Думенк.

В начале заседания К. Ворошилов представил главам западных делегаций свои полномочия на ведение переговоров и подписание военного договора и попросил своих западных коллег предъявить свои полномочия. Таких полномочий от правительств своих стран делегации Англии и Франции не имели.

В ходе первого дня заседаний советская делегация предложила три возможных варианта совместных действий вооруженных сил СССР, Англии и Франции.

Первый вариант - когда блок агрессоров нападает на Англию и Францию. В этом случае СССР выставляет 70% тех вооруженных сил, которые Англия и Франция направят против Германии.

Второй вариант - когда агрессия будет направлена против Польши и Румынии. В этом случае СССР выставляет 100% тех вооруженных сил, которые выставят Англия и Франция непосредственно против Германии. При этом Англия и Франция договариваются с Польшей, Румынией и Литвой о пропуске советских войск и их действиях против Германии.

Третий вариант - когда агрессор, используя территории Финляндии, Эстонии и Латвии, направит свою агрессию против СССР. В этом случае Англия и Франция должны немедленно вступить в войну с агрессором. Польша, связанная договорами с Англией и Францией, должна выступить против Германии и пропустить советские войска через Виленский коридор и Галицию для боевых действий против Германии.

Главный вопрос К. Ворошилов поставил на переговорах 14 августа: будет ли разрешено советским войскам пройти через Вильно и польскую Галицию для боевого соприкосновения с вермахтом? Если не осуществить этого, немцы быстро оккупируют Польшу и выйдут к границе СССР. "Мы просим о прямом ответе на эти вопросы... Без четкого прямого ответа на них продолжать эти военные переговоры бесполезно", - заявил он.

Генерал Думенк телеграфировал в Париж: "СССР желает заключения военного пакта... Он не желает подписывать простой листок бумаги...".

Рассматривая назревавший военный конфликт в Европе, нельзя обойти вниманием и не дать оценки политике Польши, ее роли в складывающейся взрывоопасной обстановке. Еще 11 мая 1939 г. по поручению польского правительства посол Польши в Москве сделал В. Молотову заявление, являвшееся ответом на предложение советского правительства: "Польша не считает возможным заключение пакта о взаимопомощи с СССР...".

18 августа, когда до нападения на Польшу оставалось менее двух недель, послы Англии и Франции в Варшаве просили министра иностранных дел Польши Бека дать ответ относительно пропуска советских войск и совместных боевых действий. Бек заявил послам, что советские войска "не имеют военной ценности" и что он больше "об этом слышать не хочет". Главнокомандующий польскими Вооруженными Силами фельдмаршал Э. Рыдзь-Смиглы в беседе с французским послом с военной прямотой сказал: "Польша неизменно считала Россию, кто бы там ни правил, своим врагом номер один. И если немец остается нашим противником, он все же вместе с тем европеец и человек порядка, в то время как русские для поляков - сила варварская, азиатская, разрушительная и разлагающая стихия, любой контакт с которой обернется злом, а любой компромисс - самоубийством".

Через две недели поляки встретятся на поле боя с немецкими европейцами, которые установят в Польше немецкий "порядок".

Пока английские и французские представители создавали видимость переговоров, советское правительство получало достоверную информацию о фактическом отношении английского правительства к московским переговорам. Так, 3 августа, когда английская делегация еще упаковывала чемоданы, советскому правительству стало известно, что в правительственных кругах "мощь Красной Армии расценивается низко и что война Англии против Германии может быть легко выиграна". Поэтому для Англии нет особой нужды заключать соглашение с СССР и переговоры с ним должны быть затянуты до ноября, а затем прерваны. Стала известна и секретная инструкция МИД английской делегации на переговорах в Москве. Пункт 15 гласит: "Английское правительство не хочет брать на себя детальных обязательств, могущих связать ему руки при любых обстоятельствах. Поэтому следует попытаться ограничить военное соглашение по возможности более общими условиями".

21 августа в связи с отсутствием ответа от своих правительств, адмирал Драке просил объявить в работе делегаций перерыв до получения ответов о пропуске советских войск. Ответа от английского правительства так и не последовало. Поэтому советская делегация заявила, что сожалеет в связи с отсутствием ответа и считает, что ответственность за затяжку переговоров и их перерыв падает на английскую и французскую стороны.

Во время англо-франко-советских переговоров в Москве Лондон предпринимал попытки договориться с Германией по всем важнейшим международным вопросам. Переговоры с Чемберленом должен был вести Геринг, и 23 августа на один из немецких аэродромов за "именитым гостем" уже прибыл самолет "Локхид А-12" английских спецслужб. Однако в связи с согласием СССР принять в Москве Риббентропа Гитлер отменил согласованный визит Геринга в Лондон.

Знание советским правительством англо-германских закулисных переговоров явилось одним из важнейших факторов при принятии решения о подписании пакта о ненападении с Германией. Сталин не так боялся агрессии со стороны Германии, как сговора Германии с Англией и нового Мюнхена за счет Польши.

Московские англо-франко-советские военные переговоры в Москве заставили Гитлера активизировать свою восточную политику. Он потребовал от Риббентропа принять меры, чтобы прозондировать позицию СССР о возможности заключения договора о ненападении. Впервые Риббентроп сделал такое предложение Астахову 3 августа. Но советское правительство отвергло его, ожидая прибытия англо-французской делегации и результатов переговоров. Выполняя указание Гитлера, Риббентроп вновь через Астахова и посла Германии в СССР Шуленбурга возвращается к этому вопросу, заявляя при этом, что Англия пытается втравить СССР в войну с Германией.

14 августа, когда советская делегация на переговорах с западными странами пришла к выводу, что они заходят в тупик, от Риббентропа В. Молотову была направлена телеграмма, в которой говорилось, что он готов отправиться в Москву для встречи со Сталиным и решить все проблемы в пространстве между Балтийским и Черным морями. 16 августа В. Молотов ответил Риббентропу о возможности заключения пакта о ненападении и Риббентроп сообщил о своей готовности прибыть в Москву в любой день после 18 августа для подписания пакта о ненападении и гарантиях прибалтийским республикам.

Отметим в связи с этим отсутствие результатов на переговорах с англо-французской делегацией, включая их нежелание гарантировать независимость прибалтийских стран перед лицом возможной немецкой агрессии.

Переговорный процесс с Германией выходил на финишную прямую. 19 августа Германия подписала выгодное для СССР экономическое соглашение как одно из условий нормализации германо-советских отношений, и советское правительство дало согласие на приезд Риббентропа в Москву 26-27 августа. Но в переговорный процесс вмешался лично Гитлер. 21 августа он направил Сталину телеграмму, в которой говорилось, что в отношениях Германии и Польши каждый день может разразиться кризис, в который будет вовлечен СССР. "Поэтому, - заключил Гитлер, - я еще раз предлагаю вам принять моего министра иностранных дел во вторник 22 августа, самое позднее - в среду 23 августа".

После доклада К. Ворошилова И. Сталину об отсутствии ответа на переговорах от западных правительств Сталин сообщил Гитлеру о своем согласии принять Риббентропа в Москве 22 августа. При этом советское правительство было вынуждено учитывать имеющуюся информацию о предстоящем 26 августа нападении Германии на Польшу с последующим продвижением немецких войск в прибалтийские республики, что представляло уже непосредственную угрозу безопасности СССР.

Таким образом, у советского правительства была альтернатива: подписать предложенный Германией пакт о ненападении и тем самым исключить возможное сотрудничество Германии с Англией и Францией против СССР или остаться в условиях полной международной изоляции перед нападением Германии на Польшу, ее неминуемым разгромом, выходом немецких войск на западную границу СССР.

Взвесив позицию западных стран, ожесточенные бои на Халхин-Голе, советское правительство в интересах безопасности своей страны было вынуждено согласиться на приезд Риббентропа и подписание пакта о ненападении. Эти документы чаще называются пактом Молотова-Риббентропа.

Военно-политическая оценка пакта сегодня, когда известны многие события, произошедшие после его подписания, показывает, что он предоставил СССР ряд серьезных политических и военных преимуществ, которые сыграли важную роль в первые неблагоприятные для Красной Армии месяцы Великой Отечественной войны.

Во-первых, благодаря пакту Красная Армия смогла выдвинуть передний край обороны жизненно важных политических и экономических центров СССР на сотни километров на запад. Германия была вынуждена отказаться от своих притязаниях на прибалтийские республики, Западную Украину, Западную Белоруссию, Бессарабию и согласиться с включением Финляндии в сферу интересов СССР.

Во-вторых, пакт позволил выиграть почти два года для подготовки страны к отражению немецкой агрессии в 1941 г.

В-третьих, была ликвидирована угроза нападения Японии.

В-четвертых, западным странам не удалось создать англо-франко-германский союз, направленный против СССР.

В-пятых, пакт позволил СССР восстановить историческую территорию Российской империи и поставил СССР в ряд великих мировых держав.

Оценка пакта со стороны политических и военных деятелей, современников тех лет представляет несомненный интерес.

И. Сталин: "Если бы мы не вышли навстречу немцам в 1939 г., они заняли бы всю Польшу до границы. Мы не могли защищать Польшу, поскольку она не хотела иметь с нами дела".

У. Черчилль: "В пользу Советов можно сказать, что Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий, чтобы собрать силы со всех концов своей огромной страны. Если их политика и была холодно расчетливой, то она была в тот момент в высокой степени реалистичной".

Гитлер: "Действительно, правительство рейха, заключив с Россией пакт о ненападении, существенно изменило свою политику по отношению к СССР: Более того, усмирило Польшу, а это значит - ценой немецкой крови способствовало достижению Советским Союзом наибольшего внешнеполитического успеха за все время его существования".

Г. Жуков: "ЦК ВКП(б) и Советское правительство исходили из того, что пакт не избавлял СССР от угрозы фашистской агрессии, но давал возможность использовать время в интересах укрепления нашей обороны, препятствовал созданию единого антисоветского фронта".

Начальник Генерального штаба Германии Гальдер, узнав о подписании пакта, сказал: "День позора немецкого политического руководства".

Начальник военной разведки и контрразведки Германии адмирал Канарис: "Рейх заключил в свои объятия цитадель коммунизма, на веки вечные рассорился со всей Европой и быть ему за это придатком огромной азиатской России, а Гитлеру - сатрапом кремлевского царя".

Не все политики и историки согласны с положительной оценкой пакта. Более того, отношение к пакту стало своего рода водоразделом между сторонниками укрепления национальной безопасности Советского Союза на базе проведения активных внешнеполитических действий, как это имело место в 1939 г., и сторонниками западной линии, направленной на ослабление Советского Союза. Западное течение инициируется и получает политическую и финансовую поддержку со стороны западных политических деятелей, влиятельных антироссийских кругов, западных средств массовой информации и находит поддержку у некоторых ведущих отечественных политических деятелей, историков, средств массовой информации.

2 июня 1989 г. Первый съезд народных депутатов Советского Союза поручил комиссии А. Яковлева дать "политическую и правовую оценку советско-германскому договору о ненападении от 23 августа 1939 года". На втором съезде А. Яковлев представил на утверждение доклад комиссии, который был одобрен съездом в следующей редакции: "Пункт 5. Съезд констатирует, что протоколы, подписанные с Германией в 1939-1941 годах, как по методу их составления, так и по содержанию являются отходом от ленинских принципов советской внешней политики. Предпринятые в них разграничения "сфер интересов" СССР и Германии и другие действия находились с юридической точки зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью третьих стран". Постановление было принято единогласно.

Если оставить в стороне нравственные оценки, а встать на юридическую точку зрения, то следует подчеркнуть, что согласно международному праву признать международный договор незаконным или недействительным возможно лишь в том случае, если договор был результатом насилия над государством, подписавшим его. Как известно, ничего подобного с участниками пакта между Германией и СССР не было. Кроме того, в тексте пакта не содержалось никаких требований о территориальных или политических изменениях, обращенных к третьим странам, как это имело место в мюнхенских соглашениях 1938 года.

Как мы видим, критика пакта Молотова-Риббентропа, начатая "архитекторами перестройки" М. Горбачевым и А. Яковлевым, послужила началом ревизии истории СССР с целью освещения международных событий прошлого в соответствии с антисоветской историографией под диктовку западных политиков и идеологов. Как первый шаг для развала Советского Союза стало оправдание выхода из его состава прибалтийских республик, которые в соответствии с пактом были "оккупированы СССР". Предавались не только итоги дипломатической победы СССР в августе 1939 г., но и итоги российской истории за последние триста лет.

Критики пакта утверждают, что именно пакт Молотова-Риббентропа подтолкнул Германию к нападению на Польшу и тем самым послужил развязыванию Второй мировой войны. Бытует мнение, что без подписания пакта между Германией и СССР Вторая мировая война могла бы и не начаться.

Такие утверждения не соответствуют историческим фактам. Еще 3 апреля 1939 г. Гитлер дал указание германскому командованию подготовить план военного разгрома Польши. 11 апреля план был подготовлен под кодовым названием "Вайс" и доложен Гитлеру. 28 апреля Германия разорвала пакт о ненападении с Польшей и германский Генштаб приступил к заключительному этапу разработки оперативных документов. 15 июня главнокомандующий сухопутными силами генерал Браухич подписал директиву о нападении на Польшу, а 22 июня Гитлер утвердил план "Вайс".

22 августа Гитлер отдал последние распоряжения руководству Вооруженных Сил: "Прежде всего, - говорил он, - будет разгромлена Польша. Цель - уничтожение живой силы... Если война даже разразится на западе, мы прежде всего займемся разгромом Польши". Эти распоряжения Гитлер отдал в то время, когда Риббентроп еще не прибыл в Москву.

К 26 августа, первому сроку нападения на Польшу, все военные приготовления Германии были закончены, и был ли подписан пакт или нет, нападение на Польшу было предопределено и вермахт не нуждался в советской помощи для разгрома польских Вооруженных Сил.

Война с Польшей началась 1 сентября 1939 г. массированными ударами авиации и атаками сухопутных войск.

Зарубежные и некоторые отечественные историки считают 1 сентября днем начала Второй мировой войны. Если следовать фактам, а не политическим и идеологическим пристрастиям, 1 сентября началась германо-польская война. 3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии, однако кроме формального объявления войны, конкретных действий в соответствии с политическими и военными договоренностями с Польшей предпринято не было. В то время когда немецкие войска сеяли смерть и разрушения в сражающейся Польше, Англия и Франция вели войну "без военных действий", "странную войну", как она вошла в историю, и старались избегать каких-либо военных акций против Германии.

На германо-французской границе не прозвучало ни одного выстрела, ни один французский или английский самолет не поднялся в воздух, чтобы поддержать польские ВВС в воздушном пространстве Польши или нанести авиационные удары по военным объектам на немецкой территории, ни один английский или французский корабль не пришел на помощь польским ВМС. Франция и Англия бездействовали в течение тех недель, когда немецкая военная машина уничтожала польские войска и мирное население. Польша была брошена своими союзниками под гусеницы немецких танков.

Советское правительство внимательно следило за развитием германо-польского военного конфликта и приближающимся полным разгромом польских войск и польской государственности. При этом руководство СССР не могло не учитывать того исторического факта , что западные районы Украины и Белоруссии не являлись польскими территориями, а были отторгнуты от Советской Украины и Советской Белоруссии в 1920 г. в результате неудачной для Советской России советско-польской войны и насильственно присоединены к этнически чуждой им Польше.

Таким образом, под немецкой оккупацией могли оказаться 8 миллионов украинцев и 3 миллиона белоруссов. Кроме этого, к 15 сентября военный разгром Польши и способность немецкой армии в кратчайшие сроки завершить оккупацию всей польской территории и выйти на подступы к Киеву и Минску не вызывали никаких сомнений.

Располагая информацией о том, что польское правительство утратило управление страной и покинуло польскую территорию, советское правительство 17 сентября 1939 г. отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии перейти советско-польскую границу и взять под защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии. В той военно-политической обстановке Красная Армия вступила в Польшу не на стороне Германии в качестве ее союзника, а в качестве независимой третьей силы, действуя в интересах безопасности СССР от возможных yrpoз с запада и защиты населения Западной Украины и Западной Белоруссии от немецкой оккупации.

По заключенному в Москве 28 сентября 1939 г. "Договору о дружбе и сотрудничестве" размежевание между СССР и Германией проходило примерно по так называемой "линии Керзона", определенной еще Антантой в 1919 г. как восточная граница Польши. Бывший премьер-министр Великобритании в годы Первой мировой войны Ллойд-Джордж писал осенью 1939 г., что СССР занял "...территории, которые не являются польскими и которые были силой захвачены Польшей после Первой мировой войны... Было бы актом преступного безумия поставить русское продвижение на одну доску с продвижением Германии".

После уничтожения Польши западные державы все еще надеялись, что следующей жертвой гитлеровской агрессии станет СССР и продолжали придерживаться стратегии "странной войны", как бы давая Гитлеру "зеленый свет" для движения на восток и гарантируя мир не западе. Об интенсивности боевых действий на Западном фронте, точнее, на западной границе Германии, так как фронта не было, можно судить по немецким данным о потерях почти за 8 месяцев: 196 человек убитых и 356 человек раненых. Это в лучшем случае локальный пограничный конфликт, но никак ни Вторая мировая война. "Странная война" подтвердила правильность оценки советским правительством позиции Англии и Франции - они не желали воевать с Германией, а по-прежнему хотели вовлечь ее в войну с СССР.

"Странная война" закончилась 9 апреля 1940 г. нападением Германии на Данию и Норвегию, и именно с этой даты и началась Вторая мировая война. Только отметим, что в данном случае пакт Молотова-Риббентропа не играл никакой роли и все обвинения в адрес СССР, что виновником развязывания Второй мировой войны вместе с Германией является CCCР, несостоятельны и имеют одну цель - оправдать Мюнхен, политику "умиротворения" и снять вину с западных стран за поддержку агрессивной политики гитлеровской Германии, что в конечном счете и привело ко Второй мировой войне, а пакт Молотова-Риббентропа использовать для дискредитации внешней политики СССР в проводимой антисоветской кампании.

Для подтверждения такой интерпретации международных событий 1939-1940 гг. на Западе и в России издаются большими тиражами книги, печатаются статьи историков и политических деятелей, на телевидении выходят многосерийные фильмы. Идет информационная война за умы и сердца людей в новой международной обстановке, характеризующейся борьбой США за мировое господство, идет информационное наступление на нашу страну, чтобы не допустить возрождения сильной России.

Невольно в памяти всплывают слова стихотворения "Сердца" поэта Василия Федорова, написанные им почти 60 лет тому назад, но звучат эти строки и сегодня по-современному:

Все испытав,

Мы знаем сами,

Что в дни психических атак

Сердца, не занятые нами,

Не мешкая займет наш враг,

Займет, сводя все те же счеты,

Займет, засядет,

Нас разя:

Сердца!

Да это же высоты,

Которых отдавать нельзя.

Так что пакт Молотова-Риббентропа не предусматривал сотрудничества между Германией и СССР по разгрому Польши, пакт не являлся причиной "странной войны" между Германией, Англией и Францией, пакт не имел никакого отношения к нападению Германии на Данию и Норвегию и, следовательно, не являлся причиной Второй мировой войны. Таковы факты истории, которые опровергают многократно повторяющиеся из года в год в антисоветской, антироссийской кампании обвинения против СССР в развязывании вместе с Германией Второй мировой войны.

Внешняя политика СССР накануне Великой Отечественной Войны


Введение………………………………………………………………………...3

1. Международная обстановка к 1939 году…………………………………..6

2. Переговоры СССР с Англией и Францией……………………………...…6

3. "Мюнхенский сговор" 1938 г. и позиция СССР……………….…………..7

4. Сближение СССР с Германией. Советско-германский пакт 1939 г….....12

5. Советско-финская война 1939-1940 гг. …………………………………..19

6. Отношения СССР и Швеции……………………………..……………….22

7. Реакция СССР на германо-польскую войну 1939 г..…………………….23

8. Присоединение Прибалтики к СССР……………………………………..25

9. Присоединение Бессарабии к СССР………………………………………28

10. Улучшение советско-турецкий отношений……………………………..29

11. Отношения СССР и Японии……………………………………………...30

12. Заключение хозяйственного соглашения между СССР и Германией....31

13. Нарастание напряженности в советско-германских отношениях в 1940 г.……………………………………………………………………………….32

14. Советско-германские переговоры осенью – зимой 1940-1941 года…..32

15. СССР и Германия перед нападением…………………………………...33

Заключение……………………………………………………………………35

Библиографический список…………………………………………………..38

Приложения…………………………………………………………………...39


I . Введение

Внешнеполитическая деятельность СССР в предвоенные годы строилась не только на основе внутренних задач, но и в зависимости от состояния и развития международных отношений.

Сложившаяся в Европе обстановка не оставляла сомнений в том, что гитлеровская Германия, усилившаяся в результате завоеваний, попытается напасть на Советское социалистическое государство. В этих условиях перед внешней политикой СССР стояли важнейшие задачи: максимально продлить мир для нашей страны, препятствовать распространению войны и фашистской агрессии. Необходимо было также создать благоприятные международные условия на случай нападения Германии на СССР. Это значило добиваться таких предпосылок, которые могли бы, с одной стороны, обеспечить создание антифашистской коалиции, а с другой – лишить Германию возможных ее союзников в антисоветской войне.

При всем различии подходов к тактике во внешней политике общая тенденция международного развития в начале 30-х гг. советским руководством была определена правильно: обострение международной обстановки, нарастание сил реваншизма и войны, движение мира к новой войне. Какой же была в этих условиях внешнеполитическая практика страны? Наблюдается активная деятельность, направленная на борьбу с фашистской агрессией, создание системы коллективной безопасности в Европе, развитие международных отношений на основе политики мирного сосуществования. Реализацией этой линии внешней политики было установление в 1933-1935 гг. дипломатических отношений СССР с Испанией, Уругваем, Венгрией, Румынией, Чехословакией, Болгарией, Албанией, Бельгией, Люксембургом и Колумбией, которые в течение более 25 лет не признавали нашу страну. Особое место в международных событиях этих лет занимает установление дипломатических отношений между СССР и США в ноябре 1933 г. Все это свидетельствовало об укреплении международного авторитета СССР и создавало более благоприятные условия для активизации его внешнеполитической деятельности.

В 1934 г. СССР вступил в Лигу Наций. В результате переговоров между министром иностранных дел Франции Луи Барту и наркомом иностранных дел СССР М.М.Литвиновым был выработан проект Восточного пакта, по которому СССР, Польша, Латвия, Эстония, Литва и Финляндия образуют систему коллективной безопасности. Однако Восточный пакт как система коллективной безопасности не был реализован из-за противодействия Англии и правых реакционных кругов Франции.

В марте 1936 г. был заключен договор с Монгольской Народной Республикой , а в августе 1937 г. - договор о ненападении между СССР и Китаем.

Серьезным фактором, осложнившим в эти годы международную обстановку, явилось подписание между Германией, Италией, Францией и Англией Мюнхенского соглашения 1938 г., по которому Чехословакия потеряла свою самостоятельность.

В создавшихся условиях советская дипломатия стремилась, с одной стороны, реализовать план коллективной безопасности в Европе, не допустить создания широкого единого антисоветского фронта, соблюдать максимальную осторожность и не поддаваться на провокации врага, а с другой - принимать все необходимые меры по укреплению обороны страны.

Политика стран перед началом Второй Мировой и Великой Отечественной войны – один из самых спорных и противоречивых вопросов истории CC века, и несмотря на большое количество исследований и публикаций на данную тему , она по-прежнему остается предметом острых дискуссий. Этим и обусловлена высокая актуальность данного исследования.

Целью данной работы является анализ внешней политики СССР накануне Великой Отечественной Войны, что определяет постановку следующих задач :

1. Дать общую характеристику международной обстановке к 1939 году;

2. Проанализировать отношения СССР с ключевыми игроками внешнеполитической арены того периода – Англией, Францией, США, Германией и Японией.

3. Рассмотреть, как складывались взаимоотношения СССР с малыми странами в тот же период (Югославия, Болгария, Швеция, страны Прибалтики, Финляндия, Румыния, Турция).

Предметом исследования является характер внешнеполитической деятельности СССР накануне Великой Отечественной Войны.

Хронологические рамки работы охватывают период с 1935 г., что связано с началом обострения политической обстановки в Европе, по 22 июня 1941 г, когда началась Великая Отечественная Война.

Теоретико-методологической основой исследования послужили базовые научные принципы историзма, объективности и диалектики, а также специальные методы исторической науки, такие как проблемно-хронологический, логический метод и метод проблемного анализа документов.

Источники.

Одним из основным источников материалов для работы стала монография Г.Л. Розанова «Сталин-Гитлер. Документальный очерк советско-германских отношений 1939-1941гг», изданная в 1991 году.

В области его внимания лежат дипломатические отношения Москвы и Берлина. Исследователь постоянно подчеркивает неискренность немецкой стороны, ведущей двойную игру с СССР и западными демократиями, что особенно ярко проявилось на протяжении 1939 года. Советское согласие на заключение пакта о ненападении он объясняет безысходностью ситуации, когда Великобритания и Франция практически саботировали переговоры о военном сотрудничестве с Москвой. Автор пытается не указывать факты советско-германского сотрудничества и уделяет незначительное внимание визиту Молотова в Берлин. По его мнению, основной целью немецкого руководства было дезинформировать Кремль о дальнейших планах Германии. В итоге советское руководство неверно определило сроки возможной войны с Германией, и страна оказалась не готовой к фашистской агрессии в июне 1941 года.

Совершенно иной взгляд на характер советско-германских отношений нам дает М. И. Семиряга в своем труде «Тайны сталинской дипломатии», который вышел в 1992 году.

Он считает, что внешняя политика Советского Союза характеризовалась стремлением расширить социалистический базис. Поэтому Сталин был заинтересован в советско-германском сближении. Стремление к этому якобы ярко проявилось в его речи на XVIII съезде партии в марте 1939 года. Сотрудничество Москвы и Берлина в политической, экономической и военной областях было плодотворно для обеих сторон, пока их интересы не столкнулись в юго-восточной Европе. На вопрос о том, почему фашистское нападение на СССР оказалось для Кремля неожиданным Семиряга определенного ответа не дает, и вообще, данной проблеме он предпочел не уделять большого внимания.

Также в работе были использованы сборники документов и материалов (СССР – Германия, 1939-1941 гг. Док и мат. о советско-германских отношениях; документы и материалы кануне Второй Мировой Войны. 1937-1939) и материалы периодических изданий (Донгаров А.С.. Прибалтика. Пятьдесят лет назад, Гинцберг Л.И. Советско-германский пакт: замысел и его реализация), проливающие свет на спорные вопросы рассматриваемого исторического отрезка.

Структура работы определяется целями и задачами. Она состоит из введения, основной части, представленной 15 параграфами, заключения, списка использованной литературы и приложений. Общий объем работы 41 стр.

II. Основная часть

В конце 1938 года неизбежность новой войны в Европе стала совершенно очевидной. Нападение Италии на Эфиопию в 1935, германо-итальянская интервенция против республиканской Испании и их помощь франкистам в 1936-1938 гг., аншлюс Австрии в 1938, агрессивная политика Японии – союзницы Германии и Италии – на Дальнем востоке, Мюнхенский сговор 1938 года, - все эти акты агрессии указывали на близость нового крупномасштабного вооруженного конфликта. В этой обстановке большинство европейских стран, стремясь обезопасить себя, ведут "двойную игру", пытаясь одновременно заключить договор о ненападении с Германией и создать "систему безопасности" вместе с СССР.

Советский Союз в этой ситуации также не был исключением. Надо сказать, что у него существовали предпосылки к сближению как с Англией и Францией, так и с Германией. К числу первых можно отнести, во-первых, участие СССР в различных мирных пактах и конвенциях 20-х – 30-х годов наряду с Англией, Францией и США, Советско-Французский и Советско-Чехословацкий договоры о взаимопомощи (1935); во-вторых, агрессивная по отношению к Союзу политика стран Тройственного союза. Германия и Япония заключили Антикоминтерновский пакт в 1936г., к тому же Япония вела военные действия против СССР (начавшись еще летом 1938 г., они продолжались вплоть до осени 1939г; ожесточенные сражения произошли в августе 1938г. в Восточной Сибири в районе озера Хасан, а затем в Монголии, где длившиеся несколько месяцев наземные и воздушные бои в районе Халхин-Гола закончились победой советских войск. 15 сентября 1939 г. было заключено перемирие). С другой стороны, 6 декабря 1938г. в Париже Франция и Германия подписали Договор о ненападении ; в 1938 г. Мюнхенский сговор и раздел Чехословакии состоялся без участия СССР; все это можно было расценить как попытку стран Запада направить агрессию Германии против Советского Союза. В конечном итоге это привело к тому, что СССР, как и другие государства, проводил двойную политику.

Весной 1939 СССР проводит переговоры о европейских гарантиях и создании системы безопасности с Францией и Великобританией. Последние всячески стремились затянуть переговоры, чтобы выяснить намерения Германии и в то же время воспрепятствовать советско-германскому сближению. СССР согласился присоединиться к декларации о "безусловных гарантиях", предоставленных Францией и Великобританией Польше, однако Польша отвергла возможность любого соглашения, допускавшего присутствие советских войск на ее территории. 17 апреля 1939г. Советский Союз предложил Англии и Франции заключить трехстороннее соглашение, военные гарантии которого распространялись бы на всю Восточную Европу от Румынии до Прибалтики, но западные страны по-прежнему уклонялись от решения этого вопроса. 29 июня "Правда" опубликовала статью, подвергавшую резкой критике политику английского и французского правительств; через два дня они дали согласие включить страны Балтии в сферу действия гарантий при условии аналогичных гарантий в отношении Швейцарии, Голландии и Люксембурга. Однако переговоры опять провалились: упоминавшиеся в договоре государства не желали таких "гарантий". Англичане и французы согласились обсудить с СССР военные аспекты предстоящего соглашения, и для этого направили своих представителей в Москву. Но прибывшие 11 августа делегаты не обладали достаточными полномочиями для переговоров по таким важным вопросам, и 21 августа советская сторона перенесла переговоры на более поздний срок.

Проект так и не стал реальным соглашением, поскольку ни одна из сторон не проявляла заинтересованности, зачастую выдвигая заведомо неприемлемые условия. В целом, глава французского правительства Э. Даладье и министр иностранных дел Ж. Боннэ являлись сторонниками соглашательства с Германией.

3. "Мюнхенский сговор" 1938 г. и позиция СССР

Предпосылки подписания Мюнхенского соглашения 1938 г. Политика потакания агрессору со стороны Лондона и Парижа вселяла в Гитлера и его единомышленников уверенность, что отныне нацистской Германии дозволено все. Ликвидация чехословацкого государства стала для Третьего рейха всего лишь очередным пунктом в планах завоевания "жизненного пространства". "Моим твердым решением является уничтожение Чехословакии военным нападением в ближайшем будущем", - так заявил Гитлер в директиве по плану Трюн" (захват Чехословакии), подписанной им 30 мая 1938 г.

Его "твердость" имела веские основания. Еще в 1937 г. лорд Галифакс заверил Гитлера, что правящие круги Великобритании проявляют полное понимание "законных" территориальных требований Германии в отношении Данцига, Австрии и Чехословакии. Он лишь высказал пожелание, чтобы возможные изменения в данной части Европы "были произведены путем мирной эволюции" с целью "избежать методов, которые могут причинить дальнейшие потрясения, которых не желали ни фюрер, ни другие страны". Такая пассивная позиция западных держав полностью устраивала нацистов, и они начали готовить захват Чехословакии. 24 апреля 1938 г. фашистская партия судетских немцев К. Генлейна по указанию Гитлера выдвинула требование к правительству Чехословакии предоставить Судетской области автономию. Состоявшееся в Лондоне в том же месяце совещание премьер-министров и министров иностранных дел Англии и Франции рекомендовало Чехословакии согласиться с предъявленным требованием.

Однако и Лондон, и Париж беспокоила позиция Советского Союза, который, заключив в 1935 г. договоры с Чехословакией и Францией о совместных оборонительных действиях против сил агрессии, с возникновением судетского кризиса заявил о своей готовности помочь Чехословакии. Подобные заявления делались и в дальнейшем: 25 мая, 25 июня, 22 августа 1938 г.

Западные политики, стремясь любой ценой избавить себя от войны в Европе, поспешили прийти на помощь Гитлеру под видом организации "посредничества" между Германией и Чехословакией. Как считает британский историк Ф. Белл, "в Англии надеялись удовлетворить германские претензии путем переговоров и при этом не допустить какого-либо сотрудничества с СССР. Такой курс, опиравшийся на накопленный в течение двадцати лет идеологического противоборства и недоверия, порождал твердую решимость держать СССР в изоляции".

Встреча в Берхтесгадене. На встрече в Берхтесгадене (Германия) 15 сентября 1938 г. премьер-министр Великобритании Н. Чемберлен согласился с претензиями Гитлера передать Германии часть чехословацкой территории, где немцы составляли более половины населения. Чемберлен заверил главу третьего рейха, что после обсуждения этого вопроса в правительствах Англии и Франции он обеспечит принятие руководством Чехословакии этих требований.

Уже через два дня английский кабинет одобрил "принцип самоопределения", именно так было названо отделение Судетской области от Чехословакии. Затем последовали англо-французские консультации, в результате которых на свет появился совместный ультиматум: Чехословакии предписывалось удовлетворить притязания Германии "в интересах европейского мира". Территориальные требования к Праге поспешили предъявить Венгрия и Польша.

Чехословакия решительно выступила против посягательств на территориальную целостность страны. Правительство Чехословакии, не желая осложнять отношения с западными державами, вынуждено было прибегнуть к тактике лавирования. Президент Э. Бенеш заверял свой народ, что "капитуляция исключена". На пленуме Совета Лиги Наций нарком иностранных дел СССР М.М. Литвинов официально подтвердил готовность Советского Союза выполнить совместно с Францией свои обязательства по отношению к Чехословакии. Он подчеркнул необходимость проведения совещания европейских великих держав и всех заинтересованных государств "для выработки коллективного демарша".

Несмотря на это, 21 сентября Бенеш объявил, что Чехословакия принимает англо-французские требования. Это известие вызвало в стране волну массовых демонстраций протеста и забастовок. Спешно было создано новое правительство во главе с генералом Я. Сыровы. Под давлением народных масс была объявлена всеобщая мобилизация. Однако и новое правительство продолжало капитулянтскую линию и лишь делало вид, что намерено защищать республику. В разгар мобилизации, 27 сентября, советское правительство еще раз заявило, что СССР готов немедленно оказать помощь Чехословакии, если ее правительство попросит об этом. Однако этого не произошло. Англия и Франция продолжали оказывать давление на Чехословакию, добиваясь от нее уступок Германии. В результате Чехословакия приняла навязываемые ей условия.

29-30 сентября в Мюнхене на специальную конференцию по поводу территориальных претензий Третьего рейха к Чехословакии собрались главы правительств Германии, Италии, Англии и Франции, но без представителей Чехословацкой республики. Они заключили соглашение, которое обязывало чехословацкое правительство передать наиболее развитую в промышленном отношении часть страны - Судетскую область в состав Германии. Этот акт резко изменил обстановку в Европе.

Навязанное Чехословакии соглашение предусматривало в строго ограниченный срок - с 1 по 10 октября 1938 г. - передачу Германии Судетской области и пограничных с Австрией районов со всеми находившимися на этих территориях сооружениями и укреплениями в полной сохранности, сельскохозяйственными и промышленными предприятиями с запасами сырья, путями сообщения, средствами связи и т.п. Кроме того, Чехословакии вменялось в обязанность в течение трех месяцев удовлетворить территориальные притязания Венгрии и Польши. Участники соглашения "гарантировали" новые границы Чехословакии от неспровоцированной агрессии. В итоге Германия отторгла от Чехословакии примерно 20% ее территории, где проживала четверть населения страны и находилась половина промышленности. Так без единого выстрела фашистам покорилась одна из наиболее развитых в индустриальном отношении стран Европы, которую предали и собственные правители, и западные союзники.

Чехословакия занимала не последнее место в гитлеровских планах подготовки к большой войне. В межвоенный период Чехословакия представляла собой страну с развитой индустрией и интенсивным сельским хозяйством, являлась крупным производителем вооружения. В продаже оружия и военной техники на мировом рынке ее удельный вес составлял 40%. Кроме того, с захватом Чехословакии Германия приобретала выгодное стратегическое положение вначале для нападения на Польшу, а затем и для агрессии на Восток.

Чехословакия обладала значительными возможностями для отпора агрессору. В том самом роковом сентябре ее армия имела в строю 2 млн солдат и офицеров, 45 дивизий, 1582 самолета, 469 танков. Вермахт в тот же период располагал 47 дивизиями (2,2 млн человек), имел 2500 самолетов и 720 танков.

Не существовало фактора внезапности: в Чехословакии была проведена мобилизация. Страна располагала оборудованным по последнему слову техники оборонительным рубежом, не уступавшим линии Мажино и занятым войсками. Первоклассная чехословацкая авиация могла бы в считанные минуты подвергнуть опустошительным бомбардировкам германские химические заводы, расположенные близ границы, и тем самым нанести противнику серьезный ущерб. По оценке германского генерального штаба, в случае военных действий чехословацкая армия способна была вывести из строя до 60% частей вермахта. Не случайно Гитлер позднее говорил: "То, что мы узнали о военной мощи Чехословакии после Мюнхена, ужаснуло нас - мы подвергали себя большой опасности. Чешские генералы подготовили серьезный план". Опасность была и в самом деле велика, потому что, стянув крупные силы к границам Чехословакии, немецкое командование оставило на западе и юге Германии лишь тонкую завесу из 12 дивизий, 1 по ту сторону франко-германской границы против них стояли 40 французских дивизий, которые, если бы Франция оставалась верной своим союзническим обязательствам, могли нанести противнику серьезное поражение. В это же самое время в западных районах СССР с целью оказания помощи Чехословакии в полную боевую готовность были приведены 30 стрелковых и 10 кавалерийских дивизий, а также соединения танковых войск и свыше 500 самолетов.

Причины изоляции СССР при решении чехословацкого вопроса. Чехословакия не хотела воспользоваться помощью СССР без участия Франции. Специалисты западных держав, к которым прислушивались в Праге, утверждали, что обезглавленная репрессиями Красная Армия не в состоянии вести активные наступательные действия. По сообщениям в апреле 1938 г. британского военного атташе в Москве полковника Файэрбрейса, Красная Армия сама "испытала сильный удар и не может рассматриваться как способная предпринять наступательную войну". Не последнюю роль в этом утверждении играла немецкая пропаганда. Запад чутко реагировал на немецкую пропаганду, объявившую Чехословакию "непотопляемым авианосцем" Советов, которые стремятся использовать эту страну с ее сильной компартией для усиления коммунистического влияния в Европе. Боязнь распространения большевизма заставляла правящие круги западных демократий, в том числе и в самой Чехословакии, опасаться односторонней помощи СССР. Появление советских войск в Чехословакии не позволяло СССР рассчитывать на поддержку извне и ставило советские соединения в случае их прибытия в Чехословакию (ввиду отсутствия общей границы) в очень сложное положение. Советским войскам предстояло пройти через территории Польши или Румынии, а для этого требовалось их разрешение. Польша отказалась наотрез. С румынскими властями велись переговоры (между Литвиновым и главой румынского МИД Коменом). Но, несмотря на выраженную на словах готовность Румынии пойти на некоторые уступки ("закрыть глаза" на пролет советской авиации на высоте более 3 тыс. м, пропустить в течение 6 суток 100-тысячный контингент советских войск по одной железной дороге), обставлялись они такими условиями, которые делали советскую помощь невозможной.

Это понимали и в Чехословакии, и в СССР. Во всяком случае в результате переговоров военной делегации Чехословацкой республики с командованием Красной Армии в начале сентября 1938 г. ее члены вынесли впечатление, что СССР не имеет серьезных намерений в оказании помощи их стране без участия Франции.

Только сплоченность СССР, Франции и Англии могла предотвратить катастрофу. Однако даже сама возможность выступить единым фронтом с СССР страшила правительства Англии и Франции. Вспоминая дни Мюнхена, бывший премьер-министр Даладье говорил в 1963 г., что тогда "идеологические проблемы часто затмевали собой стратегические императивы".

Не могли не отразиться на процессе переговоров и такие последствия сталинского произвола, как истребление или отстранение от дел опытных кадров советского дипломатического корпуса. В течение 1937-1938 гг. были репрессированы все заместители наркома иностранных дел (кроме В.П. Потемкина), многие полпреды, другие ответственные работники (в 10 странах посты полпредов были вакантными, из 8 отделов НКИД только один имел заведующего). Аресты и расстрелы дипломатов, замена их случайными, порой даже не имевшими опыта работы в этой области людьми лишили страну ценных кадров. Все эти факторы резко снизили возможности внешней политики СССР. Международная изоляция, наметившаяся уже в конце 1936 г., все более нарастала. Особенно очевидной она стала в 1938 г., в период подписания Англией, Францией, Германией и Италией Мюнхенского соглашения.

Итоги "Мюнхенского сговора". Руководители Англии и Франции изображали Мюнхенское соглашение как "шаг в направлении обеспечения мира". "Друзья мои! - воскликнул Н. Чемберлен по возвращении из Мюнхена, обращаясь к лондонцам, заполнившим улицу перед его резиденцией, - ...сюда, на Даунинг-стрит из Германии прибывает почетный мир. Я верю, что мы будем жить в мире"»

На самом деле все обстояло иначе. Именно в дни Мюнхена Гитлер и Муссолини на неофициальной встрече договорились "действовать плечом к плечу против Великобритании". В октябре 1938 г. глава германского МИД И. Риббентроп говорил Б. Муссолини и министру иностранных дел Италии Г. Чиано: "Чешский кризис показал нашу силу! У нас есть превосходство в инициативе, поэтому мы будем хозяевами положения. На нас не могут напасть. С военной точки зрения ситуация превосходная: уже в сентябре 1939 года мы сможем вести войну с великими демократиями".

Мюнхен значительно укрепил позиции Германии, разорвав соединительное звено далеко не совершенных, но все-таки существовавших в Западной и Восточной Европе систем безопасности. Идее коллективной безопасности был нанесен смертельный удар: был открыт путь агрессии в общеевропейском масштабе. Мюнхен позволил Гитлеру пересмотреть "график агрессии". Если в 1937 г. он говорил о войне "не позднее 1943 г.", то теперь эти сроки были передвинуты на 1939 г. Соглашение в Мюнхене было не поспешной импровизацией, оно явилось продолжением политической линии, обозначенной Локарнским договором 1925 г., который гарантировал западные границы Германии, но оставлял ей путь на восток, а также "Пактом четырех" 1933 г. На этой базе Англия и Франция рассчитывали сохранить устраивавшее их статус-кво, а в том случае, если не удастся отвести от себя угрозу, рассчитывали направить ее на восток.

Вторым этапом реализации секретного протокола стала война с Финляндией.

Позиция СССР относительно Финляндии. Договор от 28 сентября между СССР и Германией открыл период стабильного советско-германского сотрудничества. Теперь Сталин мог себе позволить приступить к решению территориальных вопросов с Финляндией, также входившей в "сферу интересов" СССР.

Советское предложение о заключении с Финляндией договора, подобного договорам СССР с Прибалтийскими республиками, было отвергнуто финской стороной, которая считала, что это противоречит нейтралитету Финляндии. Тогда советское правительство предложило отодвинуть границу на Карельском перешейке на несколько десятков километров к северу до линии Липола (Верховье) - Койвисто (Приморск), передать СССР несколько островов в Финском заливе, часть территории п-ва Рыбачий и п-ов Средний в Баренцевом море в обмен на вдвое большую территорию в советской Карелии. Было также предложено сдать СССР в аренду п-ов Ханко для строительства там военно-морской базы. Последняя могла бы играть важную роль в прикрытии морских подступов к Ленинграду.

Финская сторона, однако, не хотела отдавать Ханко, но была готова на другие уступки. Так появилась реальная возможность достигнуть прогресса на переговорах. Более того, глава финской делегации Паасикиви стоял за достижение соглашения с Советским Союзом. Таких же оценок придерживался и ряд других политических деятелей Финляндии. Однако включенный, по настоянию Э. Эркко, министра иностранных дел Финляндии, в состав делегации министр финансов В. Таннер, выполняя установку министра иностранных дел, стремился ужесточить позицию Финляндии.

Советские предложения были отклонены. Не нашло поддержки и желание СССР усилить действовавший советско-финляндский договор о ненападении дополнительными гарантиями. Не находя общего языка , обе стороны стали склоняться к разрешению проблемы военными средствами, хотя не были исчерпаны еще многие возможные альтернативы политического решения проблемы.

Ход боевых действий. 9 ноября Эркко дал указание финляндской делегации прекратить переговоры, заявив, что у нее есть "более важные дела". 13 ноября переговоры были прерваны. Отношения между обеими странами с каждым днем ухудшались. В средствах массовой информации началась кампания взаимных обвинений. Войска обоих государств интенсивно выдвигались к границе, и, хотя в конце ноября Финляндия предложила продолжить переговоры, но Сталин уже сделал выбор в пользу военного решения вопроса. Такому решению в немалой степени способствовала неправильная оценка сталинским руководством сложившейся обстановки. В Москве полагали, что война с Финляндией будет легкой и краткой по времени. Предполагалось также, что поглощенные проблемами, возникавшими в связи с войной против Германии, западные державы не вмешаются в советско-финляндский конфликт. 30 ноября войска Ленинградского военного округа перешли границу. Началась советско-финляндская война.

1 декабря в г. Терийоки (Зеленогорск) было создано просоветское правительство Демократической Финляндской республики во главе с известным деятелем Финской компартии и Коминтерна О. Куусиненом. СССР признал это правительство законным и 2 декабря заключил с ним договор о взаимной помощи и дружбе. Это позволило Молотову в ответ на запрос Лиги наций, имевший целью выяснить, денонсировал ли СССР пакт о ненападении с Финляндией, заявить, что "Советский Союз не находится в состоянии войны с Финляндией". Лига наций 14 декабря исключила СССР из числа своих членов. Однако народ Финляндии отверг правительство Куусинена, которое вскоре исчезло с политической сцены.

В первые дни советские войска имели некоторый успех. Однако по мере их продвижения противник наращивал сопротивление, развив активную диверсионно-партизанскую деятельность в ближайшем тылу Красной Армии, а на флангах создав сильные узлы сопротивления. Снабжение советских частей и соединений было нарушено: на немногочисленных дорогах возникли километровые "пробки" из военной техники. Танки увязали в снегу и останавливались перед многочисленными препятствиями. Некоторые соединения (например, 44-я стрелковая дивизия) попали в окружение, и личный состав, бросив значительную часть техники, мелкими группами пробился к советской границе.

Только после месяца ожесточенных боев было в конце концов уточнено, где проходит линия Маннергейма. Стало очевидным, что для завершения кампании требовались специальная подготовка, формирование лыжных подразделений, совершенствование управления войсками и налаживание взаимодействия между видами вооруженных сил и родами войск.

В начале января 1940 г. был отдан приказ о переходе к обороне и произведена реорганизация войск. Ленинградский военный округ превращался в Северо-Западный фронт во главе с командармом 1-го ранга С.К. Тимошенко. Вместо армейской наступательной операции теперь планировалась фронтовая, в основном усилиями 7-й и 13-й армий. Войска и штабы приступили к тщательной подготовке решительных операций по прорыву линии обороны противника.

В ходе кратковременной передышки советские войска провели тщательную подготовку, учтя ошибки прошлых боев. 3 февраля командование Северо-Западного фронта приняло план операции, согласно которому войскам предстояло одновременным ударом внутренними флангами 7-й и 13-й армий прорвать укрепленную полосу и разгромить силы обороны противника на участке озера Вуокси до Кархула. В дальнейшем - уничтожить всю группировку противника на Карельском перешейке, не допустив ее отхода на запад, и выйти на рубеж Кексгольм, ст. Антреа, Выборг.

11 февраля 1940 г. войска фронта перешли в наступление. Начался заключительный этап советско-финляндской войны. Невиданная по ожесточенности борьба развернулась по всему фронту. Преодолевая многочисленные оборонительные сооружения, Красная Армия упорно вгрызалась в оборону финнов.

"Русские, - писал главнокомандующий армией Финляндии К. Маннергейм, - на этот раз научились организовывать взаимодействие войск... Артиллерийский огонь прокладывал путь пехоте. С большой точностью им управляли с аэростатов и боевых машин. Так как русские не экономили ни на пехоте, ни на танках, масштабы их потерь были ужасающими". 17 февраля, опасаясь выхода советских войск в тыл Карельской армии, финское командование начало отводить свои части. Разыгравшийся снежный буран, длившийся несколько дней, задержал продвижение наступавших и дал возможность противнику организованно занять вторую полосу обороны.

В конце февраля после короткой передышки и массированной артиллерийской подготовки Красная Армия перешла в общее наступление. Противник, оказывая упорное сопротивление, начал отход на всем 60-километровом фронте. 4 марта 70-я стрелковая дивизия комбрига М.П. Кирпоноса по льду Выборгского залива внезапно для финнов обошла Выборгский укрепрайон. Финское руководство было вынуждено начать переговоры о мире. 12 марта 1940 г. между СССР и Финляндией был заключен мирный договор, по которому военные действия прекращались по всему фронту с 12 часов 13 марта.

Советский Союз улучшил свое стратегическое положение на северо-западе и севере, создал предпосылки для обеспечения безопасности Ленинграда и Мурманской железной дороги. К СССР отходили Карельский перешеек и некоторые другие территории, полуостров Ханко передавался в аренду Советскому Союзу. Потери советских войск составили: убитыми и умершими от ран и болезней на этапах эвакуации и в госпиталях - 87 506, пропавшими без вести - 39 369 человек. Более 5 тыс. человек попали в плен. Финны потеряли убитыми около 23 тыс., ранеными более 43 тыс., пленными - 1100 человек. В ходе боевых действий вскрылись многие недостатки Красной Армии в организации, тактике, вооружении, управлении войсками. Это способствовало укреплению на Западе мнения о слабости Красной Армии.

Силовые методы, примененные советским руководством, оказались не лучшим способом разрешения проблемы урегулирования северо-западных границ. В ходе развязанной Советским Союзом войны Германия воздерживалась от открытой помощи Финляндии, но тайно разрешала транзит поставок оружия финнам из Венгрии и Италии через свою территорию, а сами немцы поставляли свое оружие Швеции взамен шведских вооружений, продаваемых Финляндии.

Советско-финляндская война привела к резкому падению международного престижа СССР, ухудшила его отношения с другими странами, в первую очередь с Англией и Францией, которые оказывали помощь Финляндии. СССР был исключен из Лиги наций. На Западе уже строили планы нанесения ударов по северным коммуникациям и портам Советского Союза, его нефтяным районам на юге. Только мир с Финляндией несколько улучшил ситуацию. Вскоре возобновились торговые переговоры с Англией, с Францией отношения по-прежнему оставались напряженными.

В то же время война с Финляндией, которая показала слабость Красной Армии, укрепила Гитлера во мнении о возможном разгроме Советского Союза в ходе быстротечной кампании в ближайшее время.

В этих условиях СССР пытается препятствовать распространению германской экспансии в Европе и лишить ее возможных союзников.

В апреле 1940 года в связи с фашистской агрессией против Дании и Норвегии над Швецией нависла угроза прямого нападения со стороны германских войск, вышедших к ее границам на важнейших стратегических направлениях. Советское правительство приняло меры к защите национальной независимости Швеции. 13 апреля 1940 г. оно заявило германскому послу Шуленбургу, что СССР "определенно заинтересовано в сохранении нейтралитета Швеции" и "выражает пожелание, чтобы шведский нейтралитет не был нарушен", что в Берлине было воспринято как серьезное предупреждение. 16 апреля Шуленбург передал ответ своего правительства, в котором говорилось, что военные операции на севере Европы не будут распространены на Швецию, и Германия будет, безусловно, уважать ее нейтралитет, если Швеция не окажет помощи западным державам. Шведский министр иностранных дел Гюнтер в беседе с советским послом А. М. Коллонтай "взволнованно благодарил" Советский Союз, и заверил, что Швеция будет хранить нейтралитет. 9 мая 1940 г. премьер-министр Швеции также выразил "глубочайшую благодарность" советскому правительству, добавив, что "дружба с Советским Союзом является основной опорой Швеции". Советское выступление в защиту Швеции спасло ее от оккупации германскими войсками в момент их вторжения в другие скандинавские страны. 27 октября 1940 г. правительство СССР поручило вновь заверить шведское правительство, что "безусловное признание и уважение полной независимости Швеции представляет неизменную позицию Советского правительства" .

7. Реакция СССР на германо-польскую войну 1939 г.

С началом войны внешнюю политику советского руководства определяли события, развернувшиеся в Европе. Стремление выиграть время для укрепления обороноспособности своей страны, улучшить стратегическое положение, выдвинуть передовые рубежи обороны как можно дальше на запад, обрести союзников, территории которых можно было бы использовать в случае, если СССР окажется втянутым в войну, - все это стало первостепенным в действиях советского руководства. Сама стремительно изменявшаяся военная обстановка диктовала быстрые и прагматические решения. Определяющим фактором здесь были отношения между СССР и Германией.

Как свидетельствуют тексты советско-германского пакта о ненападении, секретного дополнительного протокола и записи бесед во время переговоров в Москве 23-24 августа 1939 г., руководство СССР в момент подписания секретного протокола еще не имело четкого курса своей внешней политики в Восточной Европе. В то время советские руководители еще весьма смутно представляли, какие формы в дальнейшем примут советско-германские отношения. Известно, что при обсуждении с Риббентропом проекта договора, составленного в Берлине, Сталин вычеркнул предложенную германской стороной преамбулу, где говорилось об установлении дружественных советско-германских отношений.

"Не кажется ли Вам, что мы должны больше считаться с общественным мнением в наших странах? Годами мы поливали грязью друг друга. И теперь вдруг все должно быть забыто, как будто и не существовало? Подобные вещи не проходят так быстро", - заявил он при этом. Риббентроп в меморандуме для Гитлера от 24 июня 1940 г., касаясь переговоров в Москве, проходивших в августе 1939 г., указывает на явную неопределенность германо-русских отношений42. По сути, это свидетельствует об отсутствии видов на будущее, о недоверии СССР к Германии в атмосфере поспешности, в которой заключался договор.

Неопределенность в отношениях не исчезла и после нападения Германии на Польшу. С началом войны Сталин в своих планах и действиях исходил не столько из комплекса договоренностей, связанных с пактом от 23 августа, сколько из реального развития событий. Важнейшими факторами, которые оказали непосредственное влияние на последующие решения советского руководства, были молниеносный разгром польской армии, ошеломивший всю Европу, и "странная война" на Западе вместо предполагаемых активных действий противоборствовавших сторон.

Но главное было в другом - на арену выступила сильнейшая в мире армия - вермахт. Стратегия блицкрига явно демонстрировала свои преимущества. Польша за несколько недель была полностью разгромлена, а немецкие войска неумолимо продвигались на восток и переходили демаркационную линию, установленную секретным протоколом от 23 августа. В то же время Англия и Франция, объявив войну Германии, бездействовали. Несомненно, Москву беспокоили вопросы: будут ли немцы выполнять договоренности, и почему бездействуют западные союзники Польши.

Выяснением позиции Берлина заполнена переписка с германским МИД в первой половине сентября.

Сразу же после вступления в войну Англии и Франции Риббентроп настойчиво предлагал СССР ввести свои войска в Польшу. Это решение было не из легких для советского руководства. С одной стороны, создание передового оборонительного рубежа в Восточной Польше было с военно-стратегической точки зрения желанной целью. Кроме того, не покидало опасение, что, если эту территорию не займет Красная Армия, туда придут немцы; к тому же невыполнение требований Риббентропа могло привести к осложнениям с Германией. С другой стороны, не было никаких гарантий, что Англия и Франция не объявят войну СССР, если Красная Армия перейдет советско-польскую границу. В Москве опасались попасть в ловушку очередного "Мюнхена", так как, объявив рейху войну, западные державы никакой конкретной помощи Польше не оказали. Это наводило на мысль о возможности новой сделки за счет СССР. К 17 сентября четко определились два фактора: достижение перемирия с Японией 15 сентября и потеря польским правительством управления страной, т.е. налицо был предлог защитить от "хаоса" украинское и белорусское население Польши.

Даже после этого уверенности у Сталина в своем новоявленном партнере не прибавилось. 17 сентября в беседе с послом Германии в Москве Ф. Шуленбургом он выразил "определенные сомнения относительно того, будет ли германское верховное командование придерживаться московского соглашения в соответствующее время и вернется ли на линию, которая была определена в Москве (Писса, Нарев, Висла, Сан)". Несмотря на заверение немцев, что соглашения будут выполняться, обеспокоенность Сталина ходом событий, его сомнения относительно истинных намерений Гитлера, неуверенность в точном соблюдении германской стороной достигнутых в Москве договоренностей так и не исчезли. Если Польша капитулирует и сохранит какую-либо государственность, где гарантия, что это государство у советских западных границ не станет германской марионеткой, враждебной Советскому Союзу. Сможет ли советское правительство создать в этой усеченной Польше дружественный просоветский режим? "Уничтожение этого государства в нынешних условиях, - говорил Сталин Димитрову в их беседе 7 сентября, охарактеризовав Польшу как фашистскую страну, - означало бы одним буржуазным фашистским государством меньше! Что плохого было бы, если в результате разгрома Польши мы распространим социалистическую систему на новые территории и население?". Только 19 сентября Молотов дал понять Шуленбургу, что "первоначальное намерение, которое вынашивалось советским правительством и лично Сталиным, - допустить существование остатка Польши - теперь уступило место намерению разделить Польшу...".

8. Присоединение Прибалтики к СССР

По секретному протоколу от 23 августа Латвия и Эстония отходили в "сферу интересов" СССР. Однако Литва оставалась в "сфере интересов" Германии, и в случае ввода туда немецких войск созданная там группировка вермахта получала бы возможность (при изменившихся обстоятельствах) нанесения глубокого флангового удара по советским войскам, вступившим в западные области Украины и Белоруссии.

Вскоре вероятность ввода войск вермахта в Литву обрела вполне реальные очертания. 20 сентября Гитлер принял решение в ближайшее же время превратить Литву в протекторат Германии, а 25-го он подписал директиву № 4 о сосредоточении войск в Восточной Пруссии. Им предписывалось быть в готовности к вторжению в Литву. В тот же день Сталин в беседе с Шуленбургом заявил, что "при окончательном урегулировании польского вопроса нужно избежать всего, что в будущем может вызвать трения между Германией и Советским Союзом". Он предложил, чтобы из областей, расположенных восточнее демаркационной линии, все Люблинское воеводство и часть Варшавского воеводства до Буга перешли в "сферу интересов" Германии, а за это немецкая сторона могла бы отказаться от Литвы. Это нашло отражение в уже упоминавшемся договоре "О дружбе и границе", который по-новому распределял "сферы интересов" СССР и Германии. На территории Польши граница проходила по линии Керзона, т.е. этнические польские районы оказывались в сфере интересов Германии. Это свидетельствует о том, что в политике Сталина стратегические интересы превалировали над территориальными. Ведь уступив часть территории, населенной поляками, он избавлял себя от неизбежной борьбы польского народа за освобождение страны и делал более надежным ближайший тыл, где проживало украинское и белорусское население. Кроме того, новое начертание границы сокращало линию соприкосновения вермахта с Красной Армией, что в случае, если эта линия станет фронтом, также имело стратегическое значение. Включение Литвы в "сферу интересов" СССР снимало угрозу флангового удара вермахта с севера по группировке Красной Армии в Западной Белоруссии и отдавало в руки советского военного командования так называемый Виленский коридор - кратчайший путь к Восточной Пруссии. Договор сделал германо-советские отношения более определенными. Москва получила свободу действий в Прибалтике.

Обстановка в конце сентября диктовала советскому руководству вполне конкретные формы политики в отношении Прибалтики. Вновь на первый план выступали соображения военного характера, требовавшие размещения там контингентов советских войск и военно-морских баз, чтобы обезопасить этот регион от возможной германской экспансии и одновременно создать стратегический передовой оборонительный рубеж . В обстановке начавшейся войны такое развитие событий привело к разделу Польши и заключению договоров о взаимной помощи между СССР и республиками Прибалтики в сентябре-октябре 1939 г. В соответствии с ними СССР и страны Прибалтики обязывались оказывать друг другу всяческую помощь, включая и военную. Предусматривалось создание на территории Латвии, Литвы и Эстонии советских военных и военно-морских баз и размещение на них небольших контингентов Красной Армии и Флота (по 25 тыс. человек в Латвии и Эстонии и 20 тыс. человек в Литве).

Весна и лето 1940 г. кардинально изменили международную обстановку. Теперь вермахт убедительно демонстрировал свое могущество на полях Западной Европы. За 5 дней была завоевана Голландия, за 19 суток - Бельгия, английские войска, бросив во Фландрии всю военную технику, откатились за Ла-Манш, Франция агонизировала. Советскому руководству приходилось предусматривать и такой поворот событий: после завершения военных действий на западе вполне возможна переброска германских войск на восток для нападения на СССР и одновременного захвата Прибалтики.

В связи с этим советское правительство сочло необходимым принять срочные меры по усилению своего влияния в Прибалтийских государствах, а также повышению боевых возможностей размещенных в них советских войск. Они включали увеличение там группировки РККА, а также создание в этих республиках просоветских правительств вместо режимов, все более тяготевших к Германии. Правительство СССР направило ноты руководству Литвы (14 июня), Латвии и Эстонии (16 июня), где указало, что считает совершенно необходимым и неотложным сформировать в них такие правительства, которые могли бы обеспечить "честное проведение в жизнь" договоров о взаимной помощи с СССР, а также потребовало согласия на увеличение численности советских войск. Эти ноты были продиктованы тем, что вследствие усиления влияния и авторитета победоносного рейха в республиках Прибалтики создавалась возможность продвижения немецкой экономики (а следовательно, и влияния) на восток. Тем более что после капитуляции Франции 22 июня 1940 г. малые европейские страны срочно переориентировались на Германию. Теперь в Кремле уже не осталось прошлогодней уверенности в том, что Гитлер намерен придерживаться секретных договоренностей. В то же время немногочисленные советские гарнизоны в Прибалтике и далеко не высокие боевые возможности армий Прибалтийских государств не обеспечивали надежного заслона в случае гитлеровской агрессии.

Советские ноты были составлены в грубой ультимативной форме: "чтобы немедленно было сформировано просоветское правительство...", "чтобы немедленно был обеспечен..." Одновременно это свидетельствовало и о том, что, стремясь улучшить свое стратегическое положение на западных границах, где в первую очередь могли развернуться боевые действия в случае германской агрессии, советское руководство отдавало себе отчет, что этот его акт будет встречен в Берлине крайне отрицательно.

В условиях усилившейся угрозы войны вступление советских войск в Прибалтийские республики летом 1940 г. было продиктовано в первую очередь стратегическими интересами. Известно, что прибалтийский регион с его равнинной местностью с давних пор являлся воротами, через которые западные завоеватели вторгались в пределы России. В этом регионе создавалась мощная группировка Красной Армии. Незамерзающие порты круглый год обеспечивали действия Балтийского флота. В случае войны он получал возможность проводить крейсерские операции, организовывать рейды подводных лодок, осуществлять минирование акватории у берегов Восточной Пруссии и Померании, блокировать доставку в Германию железной руды из Швеции. С аэродромов, расположенных в Прибалтике, советские самолеты могли достигать территории Германии. Именно отсюда в августе 1941 г. были нанесены первые воздушные удары по Берлину.

Мотивы действий СССР были понятны многим зарубежным политикам. Так, германский посланник в Риге фон Котце писал: "Вступающие войска столь многочисленны, что... невозможно представить, что только для подчинения Латвии необходима была такая обширная оккупация. Я думаю, что в русских мероприятиях сыграла свою роль мысль о Германии и имеющихся у нее возможностях, и что планы русских имеют оборонительный характер". Его коллега в Каунасе Э. Цехлин докладывал в Берлин: "Совершенно очевидно, что столь внушительная демонстрация силы не может проводиться только с целью оккупации Литвы. С учетом всей политической обстановки становится ясно, что Советский Союз направил сюда такое огромное количество войск из недоверия к Германии с чисто оборонительными целями". Аналогичного мнения придерживался и глава британского МИД Э. Галифакс. В те дни он заметил, что "концентрация советских войск в Прибалтийских государствах является мероприятием оборонного характера".

Действительно, к середине июля, по данным советской разведки, в Восточной Пруссии и Польше было сосредоточено 48 дивизий вермахта, а в восточных районах Германии была объявлена дополнительная мобилизация. Проводились и другие мероприятия, которые свидетельствовали об активизации немецких войск на восточных границах Германии.

Ввод дополнительных соединений РККА и замена правительств в странах Прибалтики большинством зарубежных государств были встречены как вполне объяснимые меры, продиктованные интересами безопасности СССР, о чем свидетельствует признание многими странами новых правительств. Включение же Прибалтийских республик в состав СССР на Западе было расценено как аннексия, как проявление "имперских амбиций коммунистического тоталитарного государства ", как стремление "множить число советских республик". Реакция была незамедлительной: ухудшились отношения Советского Союза с Англией и США, т.е. с теми странами, которые являлись потенциальными союзниками СССР, причем как раз в тот момент, когда все явственнее обозначались противоречия Москвы с Берлином и сама обстановка требовала всемерного укрепления отношений с западными державами.

9. Присоединение Бессарабии к СССР

В 1940 г. на повестку дня встал вопрос об укреплении юго-западных границ СССР. Советское правительство потребовало от Румынии незамедлительно решить бессарабский вопрос. В беседе с германским послом Шуленбургом, состоявшейся 23 июня, Молотов сообщил, что если Румыния "не пойдет на мирное разрешение бессарабского вопроса, то Советский Союз разрешит его вооруженной силой. Советский Союз долго и терпеливо ждал решения этого вопроса, но теперь дальше ждать нельзя". Далее он подчеркнул, что правительство СССР считает этот вопрос чрезвычайно срочным. Основой для такого разговора служил секретный протокол от 23 августа 1939 г., по которому Бессарабия входила в "сферу интересов" СССР. Срочность вопроса диктовалась тем, что с весны 1940 г. Румыния, ранее тяготевшая к Англии и Франции, все теснее связывала себя с третьим рейхом. Румынское правительство обратилось в Берлин за помощью в строительстве укреплений на советско-румынской границе, проходившей по Днепру. Оно демонстративно провело мобилизацию более 1 млн резервистов, увеличило военные расходы, усилило группировку своих войск в Бессарабии. Поспешность, с которой происходило подчинение Румынии третьему рейху, давала веские основания полагать, что немцы постараются превратить румынскую территорию, а вместе с ней Бессарабию и Северную Буковину в плацдарм для нападения на СССР. Все это с беспокойством воспринималось в Москве.

26 июня советское правительство передало румынскому представителю ноту, в которой предлагалось "приступить совместно с Румынией к немедленному решению вопроса о возвращении Бессарабии Советскому Союзу".

Поскольку правительство Румынии заняло уклончивую позицию, 27 июня последовала очередная нота с требованием вывести румынские войска с "территории Бессарабии и Северной Буковины в течение четырех дней, начиная с 14 часов по московскому времени 28 июня". Вопрос о Северной Буковине вызвал настороженность в Берлине. Эта территория никогда не входила в состав России и не была оговорена в протоколе от 23 августа 1939 г. Попытка румынского правительства обратиться за заступничеством в Берлин успеха не имела. Германия не могла возражать из-за слишком расплывчатой формулировки в том пункте секретного протокола, что касался Юго-Восточной Европы. Там говорилось, что "с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих территориях". Таким образом, "сфера интересов" СССР не ограничивалась строго одной Бессарабией, поскольку речь шла о незаинтересованности Германии "в этих территориях". Когда теперь, в 1940 г., встал вопрос о вхождении Бессарабии и Северной Буковины в состав СССР, Риббентроп объяснил Гитлеру: "Ввиду тогдашней неопределенности германо-русских отношений... я... выбрал для протокола формулировку общего характера...". Риббентроп посоветовал Румынии уступить, в устном разговоре добавив одно слово - "пока".

28 июня Красная Армия вступила в Бессарабию и Северную Буковину. Румынские политические партии и организации на этих территориях немедленно были распущены, повсеместно создавались органы советской власти. 2 августа была образована Молдавская ССР, куда вошли большая часть Бессарабии и Молдавская автономная республика, еще с 1924 г. существовавшая по левому берегу Днестра. Северная Буковина и южные районы Бессарабии вошли в состав Украины.

Как и в случае с Прибалтикой, на примере Бессарабии и Северной Буковины наглядно видно, что именно интересы стратегии были приоритетными в определении советской политики в отношении новых западных земель. Так, с территории Бессарабии советская авиация могла держать под угрозой нефтяные промыслы Румынии, бывшей в то время главным поставщиком нефти для Германии. А никогда ранее не принадлежавшая России Северная Буковина нужна была потому, что через ее территорию проходила рокадная железная дорога стратегического значения, от Одессы, через Кишинев, Черновицы (Черновцы) на Львов. Европейская колея, которую она имела, позволяла использовать подвижной состав для передвижения по железным дорогам Европы. О важности этой магистрали для СССР Молотов говорил Шуленбургу 26 июня 1940 г. Кстати, вопрос об ее использовании возник не в первый раз. Он вставал еще в 1938 г. в ходе чехословацкого кризиса, когда речь шла о возможностях переброски советских войск в Чехословакию. Очевидно, Сталин хорошо знал цену дороги Черновцы - Львов. Это и не удивительно: в 1920 г. он был членом Военного совета Юго-Западного фронта, который проводил тогда Львовскую операцию.

Непосредственно перед нападением войск Рейха Советскому Союзу удалось, используя противоречия между Германией, Турцией и Японией, добиться нейтралитета двух последних стран в надвигающейся войне.

В марте 1941 г. германо-турецкие противоречия едва не привели к вооруженному конфликту между этими двумя государствами. Германский посол в Мадриде Хассель записал в своем дневнике 2 марта 1941 г., что Риббентроп настаивал на прямом нападении на Турцию. Зная о намерении Германии, Советское правительство сделало заявление, в котором говорилось, что если Турция подвергнется нападению, она может рассчитывать на полное понимание и нейтралитет СССР. В ответ на это турецкое правительство заявило, что "в случае, если бы СССР оказался в подобной ситуации, он мог бы рассчитывать на полное понимание и нейтралитет Турции". Этот обмен заявлениями имел серьезное политическое значение: им фактически подтверждался договор о нейтралитете, что, как известно, Советское правительство предлагало сделать еще в сентябре 1939 г., и подчеркивалась его ценность в создавшейся международной обстановке. Эти заявления заставили Германию отказаться от задуманных шагов в отношении Турции. Хотя турецкое правительство систематически нарушало нейтралитет, все же этот обмен заявлениями и значительное потепление отношений между двумя странами имело большое значение, как для СССР, так и для Турции.

Посмотрим, как развивались отношения Союза ССР и милитаристской Японии накануне второй мировой войны.

Япония, в которой в 30 гг. установился фашистский режим, издавна вынашивала экспансионистские планы в отношении Дальневосточных территорий СССР. После подписания антикоминтерновского пакта у нее появилась реальная возможность, в союзе с сильнейшей державой мира, реализовать эти планы.

Летом 1938 г. Япония вторглась на территорию Советского Союза в районе озера Хасан, рассчитывая захватить Владивосток. Однако у СССР было достаточно сил для борьбы с этой страной и части Красной Армии под руководством Блюхера достаточно быстро разгромили агрессоров.

В мае 1939 г. Япония напала на Монголию в районе реки Халхин-Гол, пытаясь завоевать плацдарм для нападения на СССР. Согласно действующим между Советским Союзом и Монголией соглашениям, в эту страну для защиты ее суверенитета были введены части Красной Армии под руководством Жукова и в тяжелейших боях Япония была разбита.

После подписания советско-германских договоров Япония не решилась продолжать свою агрессию против СССР.

Таким образом, благодаря успехам Красной Армии в борьбе с японскими агрессорами один из возможных противников был выведен из состояния боевой готовности еще до начала Великой отечественной войны и Советскому Союзу удалось избежать войны на два фронта и в течение всего периода успешно сдерживать Японскую агрессию.

Союз между Германией и Японией представлял для СССР угрозу войны на два фронта. Однако в последние месяцы перед вторжением Германии в Советский Союз, в обстановке обострения японо-германских противоречий, правительство Японии стало склоняться к заключению договора о ненападении с СССР; германское же правительство пыталось препятствовать его этому. 27 марта 1941 г. во время пребывания японского министра иностранных дел Мацуока в Берлине Риббентроп заверял его, что война против СССР закончится легкой и быстрой победой. Мацуока, заявив, что "Япония всегда была лояльным союзником, который целиком отдаст себя общему делу", ограничился, однако, лишь обещанием предпринять военные действия против владений США и Англии в Тихом океане. Заключению договора также препятствовали США; так, сенатор Вандерберг заявил, что "если Япония и Советский Союз заключат договор о ненападении, то Соединенные Штаты немедленно введут эмбарго на экспорт американских товаров в Японию." На обратном пути из Берлина в Токио Мацуока задержался в Москве, дав от имени своего правительства согласие на заключение советско-японского договора о нейтралитете. Японское правительство рассматривало этот договор как средство, дающее возможность выбрать наиболее удобный момент для нападения на СССР, считая, что Советский Союз, полагаясь на договор, отведет свои войска с Дальнего Востока, что создаст благоприятные условия для нападения. СССР знал об этих ожиданиях Японии, однако в любом случае договор давал возможность избежать одновременного нападения Германии и Японии; дальнейшее развитие событий зависело бы от хода военных действий между Германией и СССР. Советско-японский договор о нейтралитете был подписан 13 апреля 1941 г.; его заключение было воспринято крайне недоброжелательно как в Германии, так и в США. Риббентроп дал указание германскому послу в Токио затребовать объяснений от японского правительства. Япония ответила, что она останется верной своим обязательствам по союзным договорам с Германией.

11 февраля 1940 года между СССР и Германией было заключено хозяйственное соглашение , предусматривавшее вывоз из Советского Союза в Германию сырья, компенсируемого поставками в СССР промышленных изделий. За 16 месяцев, вплоть до нападения Германии, Союз поставил Рейху сельскохозяйственной продукции, нефти и минерального сырья на общую сумму около 1 млрд. немецких марок. Подобная помощь, оказываемая в условиях объявленной Великобританией Германии экономической блокады, имела для последней первостепенное значение. Несмотря на то, что ответные поставки всячески срывались и задерживались, СССР безукоризненно выполнял все условия договора, а советская пресса и пропаганда весь 1940 год продолжала представлять Германию как "великую миролюбивую державу". По мнению историков, причины такого поведения Союза кроются в полной для него неожиданности молниеносных побед Германии, одержанных ею в 1940 году. Для СССР, рассчитывавшего на длительную войну на западе, столь быстрая капитуляция европейских держав, демонстрировавшая огромную мощь вермахта, была шоком; в то же время эти победы освобождали значительный контингент немецких войск, который отныне мог быть использован в других местах. Все это заставляло руководство СССР идти на любые меры, которые могли помочь избежать агрессии против него самого.

13. Нарастание напряженности в советско-германских отношениях в 1940 г.

Однако спустя некоторое время после аннексии Прибалтики и Румынии Союзом Германия, прежде хранившая молчание, предоставила внешнеполитические гарантии Румынии, подписала с ней серию экономических соглашений и направила туда очень значительную военную миссию для подготовки румынской армии к войне против СССР. В сентябре немецкие войска были также направлены в Финляндию. Германия также выступила арбитром в урегулировании спора между Румынией и Венгрией по поводу Трансильвании, и после удовлетворения своих претензий Венгрия присоединилась к фашистской коалиции. Пытаясь воздействовать на венгров, правительство СССР решило торжественно передать им знамена революции 1848-1849 гг., хранившиеся в советских музеях, напоминая, таким образом, о многолетней истории национально-освободительной борьбы Венгрии против немецкой экспансии.

Стремясь противостоять распространению германского влияния на юге Европы, СССР направил свои усилия на возрождение панславизма и активизацию политических и экономических отношений с Югославией. Еще в мае 1940 г. был подписан советско-югославский договор о торговле и мореплавании, а 25 июня того же года установлены дипломатические отношения. 5 апреля 1941 года, за три часа до нападения Германии на Югославию, в Москве был подписан советско-югославский договор о дружбе и ненападении.

14.Советско-германские переговоры осенью – зимой 1940-1941 года

Несмотря на вызванное изменением ситуации на Балканах частичное охлаждение отношений между СССР и Германией, осенью Рейх предпринял еще несколько попыток, призванных улучшить советско-германские отношения. Вскоре после подписания 27 сентября 1940 года Тройственного пакта между Германией, Италией и Японией Риббентроп обратился к Сталину с предложением направить в Берлин Молотова, чтобы Гитлер мог лично изложить ему свои взгляды на отношения между двумя странами и на "долгосрочную политику четырех великих держав" по разграничению сфер их интересов в более широком масштабе.

Во время состоявшегося 12 –14 ноября визита Молотова в Берлин были проведены очень насыщенные переговоры, которые, однако, не привели к присоединению СССР к Тройственному пакту. В ходе этих переговоров советское правительство заявило, что экспансия Германии в Румынии, Болгарии и других балканских странах представляет серьезную угрозу интересам безопасности СССР. Германские руководители в ответ на это предложили СССР "договориться о размежевании сфер влияния", требуя, чтобы Советский Союз признал Европу и Африку зоной владычества Германии и Италии, а Восточную Азию - зоной владычества Японии, ограничив свою международную политику только районом "к югу от государственной территории Советского Союза в направлении Индийского океана". Со своей стороны германское правительство соглашалось признать территориальную неприкосновенность Советского Союза; однако правительство СССР отвергло предложение. Одновременно Советский Союз дважды предложил болгарскому правительству подписать договор о дружбе и взаимной помощи, однако они остались без ответа. Во время встречи Гитлера с болгарским царем, проходившей в дни переговоров, последний заявил: "Не забывайте, что там, на Балканах, вы имеете верного приятеля, не оставляйте его". Дипломатические представители США и Англии в Софии также рекомендовали правительству Болгарии отклонить Советские предложения.

25 ноября советское правительство вручило немецкому послу Шуленбургу меморандум, излагавший условия вхождения СССР в Тройственный союз:

Территории, расположенные южнее Батуми и Баку и южнее по направлению к Персидскому заливу, должны рассматриваться как сфера советских интересов;

Немецкие войска должны быть выведены из Финляндии;

Болгария, подписав с СССР договор о взаимопомощи, переходит под его протекторат;

На турецкой территории в зоне проливов размещается советская военная база;

Япония отказывается от своих притязаний на остров Сахалин.

Этот меморандум был использован Германией для воздействия на те страны, чьи интересы были в нем затронуты, и прежде всего на Болгарию, которая в марте примкнула к пакту трех держав. 3 марта 1941 года правительство СССР заявило Болгарии, что не может разделить ее мнения о правильности занятой ею позиции в данном вопросе, так как "эта позиция, независимо от желания болгарского правительства, ведет не к укреплению мира, а к расширению сферы войны и к втягиванию в нее Болгарии".

Требования же Советского Союза относительно вступления в Тройственный союз остались без ответа. По поручению Гитлера генштаб вермахта еще с конца июля 1940 года разработку плана войны против СССР, а в конце августа началась переброска войсковых соединений на восток. 5 декабря Гитлером было принято окончательное решение начать войну с Советским Союзом, подтвержденное 18 декабря "Директивой 21", которая назначала начало осуществления "плана Барбаросса" на 15 мая 1941 года.

17 января 1941 г. правительство СССР вновь обратилось к Германии через ее посла в Москве, заявляя, что Советский Союз считает территории в восточной части Балкан зоной своей безопасности и не может остаться безучастным к событиям в этом районе. Сказанное распространялось и на Финляндию. Советско-германские отношения еще более ухудшились после вторжения Германии в Югославию 5 апреля 1941 года, через несколько часов после подписания советско-югославского договора о дружбе. СССР никак не отреагировал на эту агрессию, равно как и на нападение на Грецию. Эти военные действия заставили Гитлера 30 апреля перенести дату нападения на СССР на 22 июня 1941 года.

Несмотря на настораживающий ход событий, СССР вплоть до самого нападения вел себя так, будто ничего не происходило, вероятно, надеясь, что если не "провоцировать" Германию, то нападения удастся избежать. Советские поставки Германии значительно возросли после возобновления 11 января 1941 года экономических соглашений 1940 г. Германия продолжала рассматриваться как "великая дружественная держава", и на западных границах никаких мер по укреплению обороны не принималось.

14 июня ТАСС опубликовало сообщение, в котором говорилось, что распространяемые иностранной, особенно английской, печатью, заявления о приближающейся войне между СССР и Германией не имеют никаких оснований, так как не только СССР, но и Германия неуклонно соблюдают условия советско-германского договора о ненападении, и что, "по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы...". Германское правительство не реагировало на сообщение ТАСС и не опубликовало его в своей стране. Основываясь на этом и на других фактах, Советское правительство поздно вечером 21 июня через германского посла в Москве обратило внимание правительства Германии на серьезность положения, предложив обсудить состояние советско-германских отношений. Это предложение было немедленно отправлено Шуленбургом в Берлин. Оно попало в столицу Германии в тот момент, когда до фашистского нападения оставались уже не часы, а минуты.


Заключение

Сегодня даже такой очевидный вопрос о том, кто был истинным инициатором войны, порой вызывает споры. Существует провокационная версия публициста В. Суворова (назвать которого историком сложно из-за слабой достоверности приводимых им фактов) о том, что нападение готовилось не Германией, а Советским Союзом, и вопрос, кто нападет первым, был вопросом времени; Германия всего лишь опередила СССР.

По другой версии, истинным инициатором войны являлась не Германия, а страны Запада, которые всего лишь использовали военную мощь Рейха для уничтожения большевизма. Оценка внешней политики СССР в предвоенные годы также не может быть однозначной. С одной стороны, такие акты, как заключение секретного протокола пакта о ненападении, аннексия Прибалтики и агрессия против Финляндии противоречат общечеловеческим ценностям.

С другой стороны, в обстановке всеобщей "двойной игры" и сходного поведения со стороны не только Германии, но и Англии и Франции эти поступки выглядят вполне оправданными и действительно жизненно важными для Советского Союза. Наконец, на вопрос о том, можно ли было предотвратить эту войну, также нельзя дать единственно возможный ответ. Существует точка зрения, которая утверждает, что если бы СССР и Англия и Франция объединили свои усилия и выступили единым фронтом против Германии еще осенью 1939, то война бы завершилась быстро и без тех огромных потерь, которые пришлось понести. Но, на мой взгляд, подобное объединение в тот момент было просто невозможно. Недоверие стран Запада к СССР пересилило боязнь фашистской агрессии; к тому же существовала точка зрения, что, если Запад и Союз объединят свои усилия, то Германия будет быстро побеждена, что, в свою очередь, приведет к усилению СССР и к большевизации Европы; тогда агрессором в возможной войне мог бы стать уже Советский Союз. С другой стороны, столкновение СССР и Германии ослабило бы обоих агрессоров, что, конечно же, было выгодно Англии и Франции.

Наконец, после чисток в советской армии тридцатых годов многие политические деятели Запада не рассматривали СССР как сильного в военном отношении союзника. СССР, со своей стороны, возможно, и не стремился к заключению союза со странами Запада (не в последнюю очередь из-за идеологических воззрений), во многом используя переговоры с ними как инструмент воздействия на Германию. В конечном итоге, всеобщая "двойная игра" и нежелание первым обратить на себя агрессию Рейха, на мой взгляд, и привели к оглушительным успехам Германии, "странной войне", разобщенности действий союзников уже во время Великой Отечественной войны, что, несомненно, значительно оттянуло победу.

Подводя итог вышесказанному необходимо отметить основные итоги внешней политики Советского Союза предвоенного десятилетия. В результате действий СССР на внешней арене им были достигнуты следующие положительные результаты:

Пакт о ненападении, при всех своих отрицательных чертах , несколько отсрочил вступление Советского Союза в войну;

Была обеспечена относительная безопасность Ленинграда, Мурманска, баз Балтийского флота, границы удалены от Минска, Киева и некоторых других центров;

Удалось внести раскол в капиталистический лагерь и избежать объединения крупнейших держав в борьбе с СССР, а также дезориентировать союзников по "антикоминтерновскому пакту" и избежать войны на два фронта.

Однако, внешняя политика СССР этого периода имела и множество отрицательных последствий и в целом задача предотвращения войны и создания системы коллективной безопасности была не выполнена.

Какую же оценку внешней политики Советского Союза можно дать, исходя из вышесказанного?

Как известно, Съезд народных депутатов образовал комиссию по политической и правовой оценке договора о ненападении, заключенного СССР и Германией 23 августа 1939 г., которую возглавлял член Политбюро, секретарь ЦК КПСС А.Н. Яковлев. Эта комиссия была призвана оценить правомерность заключения договоров 1939 г. и итоги внешней политики СССР перед Великой Отечественной войной в целом. Комиссия сделала следующие выводы, которые можно, на наш взгляд, считать наиболее верными и компромиссными для сегодняшнего состояния советской исторической науки.

В отличие от бытовавшей до сих пор официальной точки зрения, комиссия Съезда, основываясь на тщательном анализе документов того времени и свидетельствах еще живых очевидцев, пришла к однозначному заключению о том, что пакт от 23 августа 1939 г., договор о дружбе и границе от 28 сентября 1939 г. и другие акты и договоры с Германией, в которых нашли свое выражение внешнеполитические устремления сталинского руководства, находятся в глубоком противоречии с ленинскими принципами международных отношений и нормам права, не отражали волю советского народа и народ не несет ответственности за тайные преступные сделки своего руководства, а вся тайная внешняя политика противоречит идеям мира и безопасности, провозглашавшимся СССР на внешней арене. Кроме того, "политика малых войн", в которую включился и Советский Союз, не может не вызывать осуждения со стороны мирового сообщества и последующих поколений. Несмотря на то, что в предвоенные годы Советским Союзом были сделаны значительные шаги в предотвращении угрозы войны, сталинская внутренняя политика геноцида по отношению к собственному народу получила свое отражение и в империалистических наклонностях, проявлявшихся при реализации внешней политики СССР, что свело все мирные инициативы нашего государства к нулевому результату.

Советская внешняя политика предвоенного времени носила противоречивый характер. Эта противоречивость объясняется своеобразием международной обстановки того времени и особенностями сложившейся в СССР бюрократической системы партийно-государственного руководства, которая пренебрегала нравственными критериями и критериями международного права в своей деятельности, в том числе внешнеполитической.


IV. Библиографический список:

1. Великая Отечественная война. Вопросы и ответы. М., 1990 г. Верт Н.; "История Советского государства "; Прогресс – Академия; М. 1994.

2. Гинцберг Л.И. Советско-германский пакт: замысел и его реализация//Отечественная история 1996.№3.

3. Горохов В.Н. История международных отношений 1918-1939 гг.: курс лекции. М.,2004

4. Дейтон Л. Вторая мировая война: ошибки, промахи, потери. М., 2000.

5. Донгаров А.С.. Прибалтика. Пятьдесят лет назад. "Аргументы и факты". 1989, N 36.

6. Документы и материалы кануне Второй Мировой Войны. 1937-1939. в 2т М., 1981

7. История Великой Отечественной Войны Советского Союза 1941-1945. под ред. Поспелова П. Н.

8. 1939 год. Уроки истории"; монография; под ред. Ржешевского; "Мысль", М., 1990.

9. Мировые войны XX века: в 4кн. Кн.З. Вторая мировая война. Исторический очерк. "VI..2002.

10. Незнаменитая война; проф. М. И. Семиряга; журнал "Огонек"; 1989.

11. Похлебкин В.В. Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет в именах, датах, фактах. Вып. 1. М.: Международные отношения, 1992.

12. Розанов Г.Л. Сталин-Гитлер. Документальный очерк советско-германских отношений 1939-1941гг. М..1991.

13. Семиряга М. И. Тайны сталинской дипломатии. М, 1992.

14. Согрин В. Политическая история современной России . М., 1994.

15. Сообщение Комиссии Съезда народных депутатов. "Правда". 1989, N 230.

16. Соколов Б.Ю. Цена победы Великой Отечественной: неизвестное об известном. М., 1991.

17. СССР – Германия, 1939-1941 гг. Док и мат. о советско-германских отношениях в 2 т. Вильнюс, 1989

18. Суровая драма народа. Ученые и публицисты о природе сталинизма. М., 1989.

19. Уткин А.И. Вторая мировая война. М.,2002. Хрестоматия по истории международных отношений. М.,1963.

20. Хрестоматия по истории России. В 4-х т. М., 1994.

21. Яковлев А.Н.. "События 1939 г. - взгляд с полувековой дистанции". "Правда". 1989, N 230.


V . Приложения

I . Иллюстрации

Рис 1. Демонстрация в Таллинне, посвященная вхождению Эстонии в состав СССР.

Рис 2. Подписание договора между Советским Союзом и Финляндией. Март 1940 года.

Рис 3. Парад Красной Армии в Кишиневе летом 1940 года после присоединения Бессарабии к СССР.

II . Выдержки из документов

1. Германо-советский договор о дружбе и границе между СССР и Германией от 28 сентября 1939 г.

1. Правительство СССР и Германское Правительство после распада бывшего Польского государства рассматривают исключительно как свою задачу восстановить мир и порядок на этой территории и обеспечить народам, живущим там, мирное существование, соответствующее их национальным особенностям. С этой целью они пришли к соглашению в следующем:

Статья 1

Правительство СССР и Германское Правительство устанавливают в качестве границы между обоюдными государственными интересами на территории бывшего Польского государства линию, которая нанесена на прилагаемую при сем карту и более подробно будет описана в дополнительном протоколе.

Статья 2

Обе стороны признают установленную в статье 1 границу обоюдных государственных интересов окончательной и устраняют всякое вмешательство третьих держав в это решение.

Статья 3

Необходимое государственное переустройство на территории западнее указанной в статье линии производит Германское Правительство, на территории восточнее этой линии – Правительство СССР.

Статья 4

Правительство СССР и Германское Правительство рассматривают вышеприведенное переустройство как надежный фундамент для дальнейшего развития дружественных отношений между своими народами.

Статья 5

Этот договор подлежит ратификации. Обмен ратификационными грамотами должен произойти возможно скорее в Берлине.

Договор вступает в силу с момента его подписания. Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках.

2. Секретный дополнительный протокол к советско-германскому договору от 28 сентября 1939 года

Нижеподписавшиеся уполномоченные констатируют согласие Германского Правительства и Правительства СССР в следующем:

Подписанный 23 августа 1939 г. секретный дополнительный протокол изменяется в п. 1 таким образом, что территория Литовского государства включается в сферу интересов СССР, так как с другой стороны Люблинское воеводство и части Варшавского воеводства включаются в сферу интересов Германии (см. карту к подписанному сегодня Договору о дружбе и границе между СССР и Германией). Как только Правительство СССР предпримет на литовской территории особые меры для охраны своих интересов, то с целью естественного и простого проведения границы настоящая германо-литовская граница исправляется так, что литовская территория, которая лежит к юго-западу от линии, указанной на карте, отходит к Германии.

По уполномочию Правительства СССР
В. Молотов

За Правительство Германии
И. фон Риббентроп

3. ИНТЕРВЬЮ К. Е. ВОРОШИЛОВА ГАЗЕТЕ «ИЗВЕСТИЯ»

Сотрудник «Известий» обратился к главе советской военной миссии К. Е. Ворошилову с рядом вопросов, на которые К. Е. Ворошилов дал следующие ответы.

Вопрос. Чем закончились переговоры с военными миссиями Англии и Франции?

Ответ. Ввиду вскрывшихся серьезных разногласий переговоры прерваны. Военные миссии выехали из Москвы обратно.

Вопрос. Можно ли знать, в чем заключаются эти разногласия?

Ответ. Советская военная миссия считала, что СССР, не имеющий общей границы с агрессором, может оказать помощь Франции, Англии, Польше лишь при условии пропуска его войск через польскую территорию, ибо не существует других путей для того, чтобы советским войскам войти в соприкосновение с войсками агрессора. Подобно тому как английские и американские войска в прошлой мировой войне не могли бы принять участия в военном сотрудничестве с вооруженными силами Франции, если бы не имели возможности оперировать на территории Франции, так и советские вооруженные силы не могли бы принять участия в военном сотрудничестве с вооруженными силами Франции и Англии, если они не будут пропущены на территорию Польши.

Несмотря на всю очевидность правильности такой позиции, французская и английская военные миссии не согласились с такой позицией советской миссии, а польское правительство открыто заявило, что оно не нуждается и не примет военной помощи от СССР.

Это обстоятельство сделало невозможным военное сотрудничество СССР и этих стран.

В этом основа разногласий. На этом и прервались переговоры.

Вопрос. Не говорилось ли во время переговоров о помощи Польше сырьем и военными материалами?

Ответ. Нет, не говорилось. Помощь сырьем и военными материалами является делом торговым, и для того, чтобы давать Польше сырье и военные материалы, вовсе не требуется заключение пакта взаимопомощи и тем более военной конвенции. США и другие государства не имеют с Японией никаких пактов взаимопомощи или военной конвенции, однако они уже два года продают японцам сырье и военные материалы, несмотря на то что Япония находится в состоянии войны с Китаем. Во время переговоров речь шла не о помощи сырьем и военными материалами, а о помощи войсками.

Вопрос. Дипломатический обозреватель газеты «Дейли Геральд» пишет, что военные миссии Англии и Франции будто бы спросили советскую миссию, ютов ли СССР снабжать Польшу самолетами, боеприпасами и держать в готовности на границе Красную армию, а советская военная миссия будто бы ответила на это предложением: «немедленно после начала войны оккупировать Вильно и Новогрудек на северо-востоке, а также Львовское, Тарнопольское и Станиславское воеводства на юго-востоке, что из этих районов Красная армия могла бы оказать полякам военную помощь, если это потребуется».

Как вы смотрите на это заявление дипломатического обозревателя «Дейли Геральд», соответствует ли оно действительности?

Ответ. Это заявление является от начала до конца лживым, автор его - наглым лжецом, а газета, поместившая это лживое заявление своего дипломатического обозревателя,- клеветнической газетой.

Вопрос. Агентство Рейтер по радио сообщает: «Ворошилов сегодня заявил руководителям английской и французской военных миссий, что ввиду заключения договора о ненападении между СССР и Германией Советское правительство считает дальнейшие переговоры с Англией и Францией бесцельными».

Соответствует ли действительности это заявление агентства Рейтер?

Ответ. Нет, не соответствует действительности. Не потому прервались военные переговоры с Англией и Францией, что СССР заключил пакт о ненападении с Германией, а наоборот, СССР заключил пакт о ненападении с Германией в результате, между прочим, того обстоятельства, что военные переговоры с Францией и Англией зашли в тупик в силу непреодолимых разногласий.


2. Незнаменитая война; проф. М. И. Семиряга; журнал "Огонек"; 1989.

просмотров
просмотров