Романтизм. Три типа романтического героя

Великая французская буржуазная революция и лежащая в ее основании полувековая агитация эпохи Просвещения породили в интеллектуальной среде Европы невиданный энтузиазм, стремление все переделать и все пересоздать, привести человечество к «золотому веку» истории, достигнуть отмены всех сословных границ и привилегий – то есть «Свободы, равенства и братства». Не случайно почти все романтики – фанатики свободы, только свободу каждый из них понимал по-своему: это могли быть свободы гражданские, социальные, с требованием которых выступали, например, Констан, Байрон и Шелли, но чаще всего это - творческая, духовная свобода, свобода личности, индивидуальная свобода.

Романтические поэты провозгласили личность, индивидуальность основой истории. В их эстетике человек не один из (представитель коллектива, социума, сословия, не абстрактный человек, как было принято у просветителей вплоть до Фихте); он уникален, странен, одинок – он одновременно является творцом и целью истории.

Вслед за классицистами романтики обращаются к основному конфликту истории: общество – человек (знаменитая классицистическая оппозиция «долг – чувство»). Но романтики меняют позиции местами, переворачивая их в пользу личности, по крайней мере , с точки зрения сегодняшнего либерального образа мышления с головы на ноги:

человек – общество,

следовательно, «я» – «они».

Романтический индивидуализм порождает основные мотивы романтического сюжетосложения: бунтарство, бегство от действительности в природу (буквально, бегство от цивилизации), в творчество (в поэтический воображаемый мир или в религию, в мистику), в меланхолию (темы сна, мечты, мотив утраченной возлюбленной, темы смерти и загробного единения), в историческое прошлое и национальный фольклор. Отсюда излюбленные жанры романтической литературы: гражданственная и публицистическая лирика; описательная поэзия, поэмы странствий (Восток и Юго-восток Европы), картины суровой и буйной природы как повод для философствований о мироздании и о месте человека в нем; исповедальная лирика и исповедальный роман; роман «черный» или готический; драма судьбы; фантастическая новелла с элементами ужасного; баллада и исторический роман.

Великолепная романтическая историография Гизо, Тьери, Мишле поднимается на гребне этого всеподавляющего интереса к личности и ее роли в историческом процессе. Творцом истории здесь становится конкретный человек – король, император, заговорщик, предводитель восстания, политический деятель, и одновременно, как показывает роман Вальтера Скотта – народ. Характерный для романтического сознания историзм мышления – тоже порождение Великой французской буржуазной революции , как глобального переворота во всех сферах бытия европейцев. В революционный период история, прежде менявшаяся почти незаметно, как растут в глубине пещер сталагмиты и сталактиты, понеслась вскачь, втянула в сферу своего действия миллионы людей, наглядно продемонстрировав связь человека с движением времени, со средой, с национальным окружением.



Романтики возвеличивают личность, ставят ее на пьедестал. Романтический герой - всегда натура исключительная, не похожая на окружающих людей, он гордится своей исключительностью, хотя она становится причиной его несчастий, его странности. Романтический герой бросает вызов окружающему миру, он в конфликте не с отдельными людьми, не с социально-историческими обстоятельствами, а с миром в целом, со всей вселенной. Романтики поэтому сосредоточиваются на изображении душевной, психологической жизни героев, а внутренний мир романтического героя весь состоит из противоречий. Романтическое сознание в бунте против повседневности устремляется к крайностям: одни герои романтических произведений устремлены к духовным высям, уподобляются в своем поиске совершенства самому творцу, другие в отчаянии предаются злу, не зная меры в глубине морального падения. Одни романтики ищут идеал в прошлом, особенно в средневековье, когда еще было живо непосредственное религиозное чувство, другие – в утопиях будущего. Так или иначе, исходная точка романтического сознания – неприятие тусклой буржуазной современности, утверждение места искусства не просто как развлечения, отдыха после трудового дня , посвященного зарабатыванию денег, а как насущной духовной потребности человека и общества. Протест романтиков против корысти “железного века”. Вот почему излюбленным героем романтической литературы становится художник в широком смысле слова - писатель, поэт, живописец и особенно музыкант, потому что музыку, непосредственно воздействующую на душу, романтики считали высшим из искусств. Романтизм породил новые представления о задачах и формах существования литературы, которых мы в основном придерживаемся по сей день. По содержанию искусство становится отныне бунтом против отчуждения и превращения человека, великого по своему призванию, в частного индивида. Искусство у романтиков стало прообразом творческого труда-наслаждения, а художник и образ романтического героя - прообразом того цельного, гармонического человека, которому нет предела ни на земле, ни в космосе. Романтическое “бегство от действительности”, уход в мир мечты, мир идеала есть возвращение человеку сознания той истинной полноты бытия, того призвания, которые были отняты у него буржуазным обществом.

Романтизм использовал, серьезно преобразовав его, сентименталистский образ личности. Но не сентиментальная чувствительность, а страсть - основа романтической личности: душа романтика не вибрирует в ответ на все призывы реальности, а лишь отзывается немногими сильными звуками. Страсть может соединяться с ледяным равнодушием, ум романтика нередко «охлажденный». Гёте подчеркнул страстность как определяющую черту нового человека: «Воление, превосходящее силы индивидуума, - порождение нового времени». Всепоглощающие, доводящие до одержимости страсти нуждаются для своего проявления в свободе.

Романтический герой выбирает свободу в широком спектре смыслов: от свободы общественно-политической до свободы художнической. Гражданскую свободу воспевали писатели-революционеры, либералы, участники освободительных движений в Европе и Америке. А у писателей, придерживавшихся консервативных общественных взглядов , была своя апология свободы, вернее апология своей свободы: идею этой свободы они развивали в метафизическом плане (впоследствии эти размышления были подхвачены экзистенциальной философией) и в социальном (в будущем эти построения привели к выработке доктрины так называемой христианской демократии).

Среди разных ликов романтической свободы есть и свобода от механической заданности и неизменности социальной роли (излюбленная тема Гофмана), и, наконец, освобождение от смертной предопределенности человека, борьба с которой переходит в космический, богоборческий бунт (эта тема воплощена Байроном, Эспронседой). Беспредельная свобода - тайна отчужденного, байронического героя: никогда точно не известно, что именно исторгло его из среды людей, каких ограничений свободы не смог он снести.

Но самая главная, поистине конституирующая черта романтической личности, самая болезненная ее страсть - воображение. Жить воображением для нее привычнее, чем жить реальностью; и тот, кто этого не может, в ком спит воображение, тот никогда не вырвется из эмпирического царства пошлости. Это убеждение не сводится к популярному литературному мотиву, оно - одно из кардинальных черт духовной культуры эпохи. Александр Гумбольдт, чья деятельность и сочинения, безусловно, повлияли на миросозерцание современников и кто сам был в полном смысле слова «человеком-эпохой», так комментировал письмо Колумба: «Оно представляет необыкновенный психологический интерес и с новой силой показывает, что творческое воображение поэта было свойственно отважному мореплавателю, открывшему Новый Свет, как, впрочем, и всем крупным человеческим личностям».

Воображение в духовной структуре романтической личности не равнозначно мечте. Эпитет «творческое», в котором слышится отголосок фихтевского учения о «продуктивном воображении», не обязательно относится лишь к искусству (это очевидно из высказывания Гумбольдта). Слово «творческое» придает воображению активный, целеполагающий, волеизъявительный характер. Романтической личности свойственно воображение, замешенное на волении, а значит, и кризис воображения, «ярость при виде несоответствия между его возможностями и замыслами», по определению Байрона, мучительно переживаемая чередой романтических персонажей, начиная с сенанкуровского Обермана. Это кризис жизнестроительной программы романтизма.

Осталось множество свидетельств такой жизнестроительной программы - исповедальных, мемуарных, памфлетных, даже юридических (см. Л. Мегрон). Попытки ее осуществления были многообразны - от решительных и подчас героических жизненных поступков до эксцентричного бытового и литературного поведения, создания стилизованного духовного автопортрета и в письмах и других документах. Несколько поколений молодых людей, выросших в атмосфере романтизма, «занимались моделированием своего исторического характера в самой крайней форме, в форме романтического жизнетворчества - преднамеренного построения в жизни художественных образов и эстетически организованных сюжетов» (Л. Гинзбург). Сама идея жизнестроения была подсказана историческим процессом: ведь казалось, что история творится энергией и человеческим величием таких людей, как Наполеон или Боливар - два архетипа романтического характера. Многие другие реальные личности эпохи (Риего, Ипсиланти, Байрон) также служили моделями романтического жизнестроения.

Какая из эпох в истории искусства наиболее близка современному человеку ? Средневековье, Возрождение – для узкого круга избранных, барокко – тоже далековато, классицизм совершенен – но как-то слишком совершенен, в жизни такого четкого разделения на «три штиля» не бывает… о Новейшем времени и современности лучше помолчим – этим искусством только детей пугать (может, оно и правдиво до предела – но «суровой правдой жизни» мы по горло сыты в реальности). И если выбирать эпоху, искусство с которой, с одной стороны, близко и понятно, находит живой отклик в нашей душе, с другой – дает нам убежище от житейских невзгод, хотя и говорит о страданиях – это, пожалуй, XIX век, вошедший в историю как эпоха романтизма. Искусство этого времени породило особый тип героя, названного романтическим.

Термин «романтический герой» может сразу вызвать представление о влюбленном, перекликаясь с такими устойчивыми сочетаниями, как «романтические отношения», «романтическая история» – но это представление не вполне соответствует действительности. Романтический герой может быть влюблен, но не обязательно (есть персонажи, соответствующие этому определению, которые не были влюблены – например, у лермонтовского Мцыри возникает лишь мимолетное чувство к грациозной девушке, проходящей мимо, которое не становится определяющим в судьбе героя) – и это не главное в нем… а что же главное?

Чтобы понять это, вспомним, что вообще представлял из себя романтизм. Его породило разочарование в результатах Великой французской революции : новому миру, возникшему на развалинах старого, было далеко до предреченного просветителями «царство разума» – вместо этого в мире установилась «власть денежного мешка», мир, где все продается. Творческой личности , сохранившей в себе способность к живому человеческому чувству , не место в таком мире, поэтому романтический герой – это всегда личность, не принятая обществом , вступившая в конфликт с ним. Таков, например, Иоганнес Крейслер – герой нескольких произведений Э.Т.А.Гофмана (не случайно в самом начале изложения «биографии» героя автор упоминает, что Крейслер был отставлен от должности капельмейстера, отказавшись написать оперу на стихи придворного поэта). «Иоганнес носился то туда, то сюда, будто по вечно бурному морю, увлекаемый своими видениями и грезами, и, по-видимому, тщетно искал той пристани, где мог бы наконец обрести спокойствие и ясность».

Впрочем, «обрести спокойствие и ясность» романтическому герою не суждено – он везде чужой, он – лишний человек … помните, о ком это сказано? Правильно, Евгений Онегин тоже принадлежит к типу романтического героя, точнее, к одному из его вариантов – «разочарованному». Такого героя еще называют «байроническим», поскольку один из первых его образцов – байроновский Чайльд-Гарольд. Другие примеры разочарованного героя – «Мельмот Скиталец» Ч.Мэтьюрина, отчасти – Эдмон Дантес («Граф Монте-Кристо»), а также «Вампир» Дж.Полидори (уважаемые поклонники «Сумерек», «Дракулы» и прочих подобных творений, знайте, что вся эта любезная вам тематика восходит именно к романтической повести Дж.Полидори!). Такой персонаж всегда неудовлетворен своим окружением, поскольку возвышается над ним, отличаясь большей образованностью и умом. За свое одиночество он мстит миру филистеров (недалеких обывателей) презрением к общественным установлениям и условностям – иногда доводя это презрение до демонстративности (так, лорд Ротвен в упомянутой повести Дж.Полидори никогда не подает милостыню людям, доведенным до нищеты несчастьями, но никогда не отказывает в просьбе о материальной помощи тем, кому деньги нужны для удовлетворения порочных желаний).

Другой тип романтического героя – бунтарь. Он тоже противопоставляет себя миру, но вступает с ним в открытый конфликт, он – выражаясь словами М.Лермонтова – «просит бури». Замечательный пример такого героя – лермонтовский Демон.

Трагедия романтического героя не столько в отвержении обществом (в сущности, он даже стремится к этому), сколько в том, что его усилия всегда оказываются направленными «в никуда». Существующий мир не удовлетворяет его – но другого мира нет, а одним лишь ниспровержением светских условностей ничего принципиально нового создать нельзя. Поэтому романтический герой обречен либо погибнуть в столкновении с жестоким миром (гофмановский Натаниэль), либо остаться «пустоцветом», никого не сделавшим счастливым или даже разрушающим жизнь окружающих (Онегин, Печорин).

Вот почему со временем неизбежным стало разочарование в романтическом герое – в сущности, мы наблюдаем его в «Евгении Онегине» А.С.Пушкина, где поэт открыто иронизирует по поводу романтизма. Собственно, считать романтическим героем здесь можно не только Онегина, но и Ленского, который тоже ищет идеала и погибает в столкновении с жестокостью мира, весьма далекого от романтических идеалов… но Ленский уже напоминает пародию на романтического героя: его «идеал» – недалекая и легкомысленная уездная барышня, внешне напоминающая стереотипный образ из романов, и читатель, в сущности, склонен согласиться с автором, пророчащим герою совершенно «филистерское» будущее, останься он в живых… Не менее беспощаден М.Лермонтов к своему Зораиму – герою поэмы «Ангел смерти»:

«Искал он в людях совершенства,

А сам – сам был не лучше их».

Пожалуй, окончательно деградировавший тип романтического героя мы находим в опере английского композитора Б.Бриттена (1913-1976) «Питер Граймс»: главный герой здесь тоже противопоставлен миру обывателей, в котором живет, тоже находится в вечном конфликте с жителями родного городка и в конце концов погибает – но он ничем не отличается от своих недалеких соседей, его предел мечтаний – заработать побольше денег , чтобы открыть лавку… таков суровый приговор, вынесенный романтическому герою XX веком! Как ни бунтуй против общества – все равно останешься его частью, все равно будешь носить его «слепок» в себе, а от себя не убежишь. Наверное, это справедливо, но…

Однажды я провела на одном сайте опрос для женщин и девушек: «За кого из оперных персонажей вы бы вышли замуж?» В лидеры с огромным отрывом вышел Ленский – этот, пожалуй, самый близкий нам романтический герой, настолько близкий, что мы готовы не замечать иронии автора по отношению к нему. Видимо, и по сей день образ романтического героя – вечно одинокого и отверженного, непонятого «миром сытых рож» и вечно стремящегося к недостижимому идеалу – сохраняет свою притягательность.

Основу романтизма как литературного направления представляет собой идея о превосходстве духа над материей, идеализация всего мысленного: писатели-романтики считали, что духовное начало, также называемое истинно человеческим, обязательно должно быть выше и достойнее, чем окружающий его мир, чем осязаемое. К этой же «материи» принято относить и общество вокруг героя.

Главный конфликт романтического героя

Таким образом, главный конфликт романтизма это т.н. конфликт «личности и общества»: романтический герой, как правило, одинок и непонят, он считает себя выше окружающих его людей, которые его не ценят. Из классического образа романтического героя позднее сформировались два очень важных архетипа мировой литературы сверхчеловек и лишний человек (часто первый образ плавно превращается во второй).

Романтическая литература не имеет четких жанровых границ выдержать в романтическом духе можно и балладу (Жуковский), и поэму (Лермонтов, Байрон) и роман (Пушкин, Лермонтов). Главное в романтизме не форма, а настроение.

Однако если вспомнить о том, что романтизм традиционно делится на два направления: «мистический» немецкий, берущий начало от Шиллера, и свободолюбивый английский, основоположником которого был Байрон, можно проследить основные его жанровые особенности.

Особенности жанров романтической литературы

Мистическому романтизму часто свойственнен жанр баллады , который позволяет наполнить произведение различными «потусторонними» элементами, которые находятся словно на грани жизни и смерти. Именно этот жанр использует Жуковский: его баллады «Светлана» и «Людмила» во многом посвящены снам героинь, в которых им мерещится смерть.

Другой жанр, используемый и для мистического, и для свободолюбивого романтизма поэма . Главным романтическим автором поэм был Байрон. В России его традиции продолжил Пушкин поэмы « Кавказский пленник » и «Цыганы» принято называть байроническими, и Лермонтов поэмы «Мцыри» и «Демон». В поэме возможно много допущений, поэтому этот жанр особенно удобен.

Также Пушкин и Лермонтов предлагают публике и жанр романа, выдержанного в традициях свободолюбивого романтизма. Их главные герои, Онегин и Печорин это идеальные романтические герои. .

Оба они умны и талантливы, оба считают себя выше окружающего общества это образ сверхчеловека. Цель жизни такого героя не накопление материальных богатств, а служение высоким идеалам гуманизма, развитие своих возможностей.

Однако и общество не принимает их, они оказываются ненужными и непонятыми в фальшивом и лживом высшем свете , им некуда реализоваться свои способности таким образом, трагический романтический герой постепенно становится «лишним человеком».

Чтобы пользоваться предварительным просмотром презентаций создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него: https://accounts.google.com


Подписи к слайдам:

РОМАНТИЗМ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ. Три типа романтического героя.

Романтизм – направление в литературе, художественный тип творчества, характерным признаком которого является отображение и воспроизведение жизни вне реально-конкретных связей человека с окружающей действительностью.

Возникновение романтизма. Романтизм возник в конце 18 века. Родина романтизма – Германия, зародившаяся эстетика дала миру ряд философов: Ф. Шеллинг, Фихте, Кант. Немецкий романтизм оказал решающее влияние на все виды искусства: балет, живопись, литература, садово-парковое искусство. Очень многие романтики были лингвистами, язык интересовал их как выражение духа нации, выражение мыслей и чувств. Романтизм описывает яркий, исключительный сюжет, возвышенные страсти, чувства, любовную интригу.

Романтизм обладает своим способом типизации. Это исключительные характеры в исключительных обстоятельствах. Романтики изображают человеческие качества на отлете от обыденного. С зарождения романтизма происходит воскрешение телепатии, парапсихологии. Рождение романтизма – кризис рациональной эстетики. Появляется новая типология героя. Эти типы стали вечными. .

Первый тип героя. 1 . Герой – странник, беглец, скиталец (его создал Байрон, он был у Пушкина (Алеко),.. Странничество не географическое, а духовное, внутренняя миграция, поиск неизведанного. Поиск высшей истины. Странничество – это метафора устремленности в неизведанное, вечного поиска, томления по бесконечному, это томление ведет к отчуждению от общества, противопоставлению себя окружающим, миру, Богу.

Этот тип героя породил вечные образы . Образ моря…(неспокойность, метания…)

Образ дороги …

Дон Кихот – странник, который всегда ищет и не может найти.

Образ ускользающего горизонта.

Второй тип героя Странный чудак, фантазер, не от мира сего. Ему свойственна детская наивность, житейская неприспособленность, на земле он не дома, а в гостях. (Одоевский «Городок в табакерке», Погорельский, Достоевский).

Третий тип героя Герой – художник, поэт с большой буквы. Художник – это не только профессия, а состояние души. Творчество у романтиков, кто главный творец? – Бог. Романтики его называют космическим художником, для них поэзия – это откровение. Они решили, что творение мира не завершено, и дело Творца должен продолжить поэт. Они подняли поэта на такую высоту… И дали начало символизма.

Видения, галлюцинации, сны порождали творчество. Романтики создали биографию Рафаэля. Статья Жуковского о том, как он писал картину Мадонна. «Он долго томился этим образом, но он не получался на полотне. Рафаэль уснул, и было видение. Он увидел этот образ, проснулся и написал. Поэт – духовный подвижник.


По теме: методические разработки, презентации и конспекты

«Герои ранних романтических рассказов Горького. Романтический пафос и суровая правда жизни в рассказе М. Горького «Старуха Изергиль»»

Цель урока:выявить особенности ранней прозы М. Горького на примере рассказа «Старуха Изергиль».Задачи урока: Образовательные:-рассмотреть проблему героя в ранних рассказах Горького;- отметить особенно...

Урок МХК в 11 классе по теме "Живопись романтизма" знакомит учащихся с эстетическими принципами романтизма, с выдающимися художниками Западной Европы Э. Делакруа, Т. Жерико, Ф. Гойя...

Романтический герой М.Ю.Лермонтова в поэмах "Демон" и "Мцыри". Сопоставительный анализ героев.

Цель урока: углубление знаний о "романтическом герое" М.Ю.Лермонтова; сопоставительный анализ идейно-образной системы поэм "Демон" и "Мцыри"; выяснить, как в образах Демона и Мцыри отразилась личность...

Кто такой романтический герой и каков он?

Это индивидуалист. Сверхчеловек, проживший две стадии: до столкновения с реальностью, он живет в ‘розовом’ состоянии, им овладевает желание подвига, изменения мира; после столкновения с реальностью он продолжает считать этот мир и пошлым, и скучным, но он не становится скептиком, пессимистом. При четком понимании, что ничего изменить нельзя, стремление к подвигу перерождается в стремление к опасностям.

Романтики могли придать вечную непреходящую ценность каждой мелочи, каждому конкретному факту, всему единичному. Жозеф де Местр называет это "путями Провидения", Жермена де Сталь – "плодоносным лоном бессмертной вселенной". Шатобриан в "Гении христианства", в книге, посвященной истории, прямо указывает на Бога, как начало исторического времени. Общество предстает как незыблемая связь, "нить жизни, которая связует нас с предками и которую мы должны протянуть потомкам". Только сердце человека, а не его разум, может понять и услышать голос Творца, через красоту природы, через глубокие чувства. Природа божественна, она является источником гармонии и творческих сил, ее метафоры часто переносятся романтиками в политический лексикон. Дерево для романтиков становится символом рода, спонтанного развития, восприятия соков родной земли, символом национального единства. Чем невинней и чувствительней натура человека, тем легче он слышит голос Бога. Ребенок, женщина, благородный юноша чаще других прозревают бессмертие души и ценность вечной жизни. Жажда блаженства у романтиков не ограничивается идеалистическим стремлением в Царство Божье после смерти.

Помимо мистической любви к Богу человек нуждается в реальной, земной любви. Не в силах обладать предметом своей страсти романтический герой становился вечным мучеником, обреченным ждать встречи с любимым в загробном мире , "ибо достойна бессмертия великая любовь , когда она стоила человеку жизни".

Особое место в творчестве романтиков занимает проблема развития и воспитания личности. Детство лишено законов, его мгновенные порывы нарушают общественную мораль, подчиняясь собственным правилам детской игры. Во взрослом человеке сходные реакции ведут к смерти, к осуждению души. В поисках небесного царства человек должен постичь законы долга и нравственности, только тогда он может надеяться на вечную жизнь . Поскольку долг, продиктован романтикам их стремлением обрести вечную жизнь, исполнение долга дает личное счастье в его наиболее глубоком и сильном проявлении. К нравственному долгу добавляется долг глубоких чувств и возвышенных интересов. Не смешивая достоинств разных полов, романтики выступают за равенство духовного развития мужчин и женщин. Точно так же, любовью к богу и его установлениям, диктуется гражданский долг. Личное стремление находит свое завершение в общем деле, в стремлении всей нации, всего человечества, всего мира.

В каждой культуре был свой романтический герой, но Байрон в своем произведении «Чарльд Гарольд» дал типичное представление романтического героя. Он надел маску своего героя (говорит о том, что между героем и автором нет дистанции) и сумел соответствовать романтическому канону.

Все романтические произведения отличаются характерными признаками:

Во-первых, в каждом романтическом произведении нет дистанции между героем и автором.

Во-вторых, автор героя не судит, но даже если о нем говорится что-то плохое, сюжет так выстроен, что герой как бы не виноват. Сюжет в романтическом произведении, как правило, романтический. Так же романтики выстраивают особое отношение с природой, им по душе бури, грозы, катаклизмы.

просмотров
просмотров