Врачи: "дембеля" не только издевались над Сычевым, но и насиловали. Министр Иванов: ничего страшного

Бывший рядовой российской армии, покалеченный сослуживцем

Бывший военнослужащий российской армии. В звании рядового проходил срочную службу в батальоне обеспечения учебного процесса Челябинского танкового института, был покалечен в результате издевательств со стороны сослуживца, стал инвалидом. Факт издевательств над Сычевым вызвал большой общественный резонанс и громкий скандал с участием руководителей Министерства обороны и Главной военной прокуратуры.

Андрей Сергеевич Сычев родился в 1986 году, закончил профессиональный лицей Краснотурьинска Свердловской области по специальности "автослесарь". Был призван в армию, по данным "Московского комсомольца" - 24 июня 2005 года, по сведениям "Газеты" - осенью 2005 года , , .

Проходил службу в батальоне обеспечения учебного процесса Челябинского танкового института. В поселок Бишкиль, где расположен полигон Челябинского танкового института, Сычев попал 30 декабря 2005 года - до этого находился в командировке в Челябинске-Южном на сборном призывном пункте . В Бишкиле в ночь на 1 января 2006 года был избит старослужащими .

3 января 2006 года был отвезен в санчасть, а затем в гарнизонный военный госпиталь. Там Сычеву был поставлен диагноз "гангрена нижних конечностей". Рядовой был перевезен в 3-ю городскую больницу Челябинска, где ему ампутировали обе ноги, половые органы и фалангу пальца на правой руке , , . Впоследствии был перевезен в госпиталь имени Бурденко в Москве .

По факту нанесения рядовому Сычеву тяжких телесных повреждений возбуждено уголовное дело .

ЧП вызвало широкий общественный резонанс и стало поводом для интенсивной критики деятельности главы Минобороны Сергея Иванова со стороны Главной военной прокуратуры, , , , , , , , , , . В свою очередь, главком Сухопутных войск Алексей Маслов позднее заявил, что комиссия Минобороны, самостоятельно расследовавшая происшествие в Челябинском танковом институте, установила, что над Сычевым никто не издевался, а ноги он потерял в результате наследственного заболевания крови - тромбофлебии .

Такой же диагноз - тромбофлебия - поставили Сычеву и военные медики московского госпиталя имени Бурденко. Однако сестра пострадавшего Марина Муфферт позднее утверждала, что в их семье не было наследственных болезней такого рода, а заявления врачей инициированы руководством Министерства обороны РФ .

Суд по "делу Сычева" начался в июне 2006 года. Главным обвиняемым стал младший сержант Александр Сивяков . Кроме того, обвинения были предъявлены сослуживцам Сычова и Сивякова Павлу Кузьменко и Геннадию Билимовичу. Сивяков свою вину так и не признал. 29 сентября того же года суд вынес приговор: Сивяков получил 4 года лишения свободы за превышение служебных полномочий; Кузьменко и Билимович получили условные сроки. Родные Сычева заявили, что обжалуют приговор, который кажется им слишком мягким .

19 октября 2006 года семья Сычева решила отозвать кассационную жалобу на приговор Сивякову (при том условии, что защита Сивякова не будет обжаловать приговор суда). На следующий день стало известно, что родные Сычева намерены добиваться того, чтобы дела офицеров Челябинского танкового училища, допустивших издевательства над рядовым, были доведены до суда .

Между тем Челябинский гарнизонный военный суд объявил о намерении закрыть уголовные дела против офицеров - так как "следствие не смогло установить причинно-следственной связи между бездействием командиров и наступившими у их подчиненного последствиями" . Действительно, в ноябре 2006 года военная прокуратура прекратила уголовные дела по статье "Халатность" "за отсутствием состава преступления" , .

В феврале 2007 года появились сообщения, что Сычев намерен написать книгу о службе и об издевательствах над ним в армии. "Это будет моей исповедью, я расскажу все, что я пережил. Может, тогда мне станет хоть немного легче", - цитировали журналисты слова Сычева .

В конце июня 2007 года Сычев был демобилизован из рядов Вооруженных сил РФ по инвалидности .

В начале августа 2007 года в русскоязычном Живом журнале от имени Андрея Сычева был открыт интернет-блог (a-sychev.livejournal.com) , автор которого утверждал, что работа над книгой началась и будет продолжена . Однако в прессе появились публикации, ставившие под сомнение принадлежность блога самому Сычеву . Некоторые блогеры приписывали инициативу создания интернет-дневника от имени Сычева лидеру свердловского отделения СПС и главе избирательного штаба партии Антону Бакову .

В августе 2007 года появилась информация о том, что Сычев может стать кандидатом от СПС на выборах в Государственную Думу РФ пятого созыва. Так, 28 августа секретарь политсовета СПС Борис Надеждин объявил о том, что Сычев может войти в первую "тройку" предвыборного списка партии . Однако в тот же день Антон Баков заявил: "Я действительно никогда не слышал ни о чем подобном, и это свидетельствует о том, что таких планов нет. Я даже не знаю – о чем вы говорите" .

В сентябре 2007 года, после того как лидер партии Никита Белых лично навестил Сычева, слухи об участии бывшего рядового в избирательной кампании возобновились. 4 сентября "Независимая газета" в своей статье "Андрей Сычев: первые шаги в большой политике" заявила о "циничном использовании трагедии Андрея Сычева в предвыборной борьбе" . 5 сентября на сайте СПС появилось заявление за подписью Белых и его заместителя Леонида Гозмана , где отмечалось, что члены партии "полностью разделяют" мнение "о категорической недопустимости, аморальности каких-либо спекуляций на человеческой трагедии в политических целях". В документе подчеркивалось: СПС не планировал и не планирует включение Сычева в свой федеральный список , .

Позднее сообщалось, что Сычев принял решение баллотироваться в Госдуму. Однако 11 сентября 2007 года в челябинском региональном отделении СПС бывшему военнослужащему в приеме в партию было отказано. В своем интернет-блоге Сычев отмечал, что его заявление в отделение партии привез его дядя, но председатель исполкома отделения Андрей Некипелов якобы заявил, что документы не возьмет, и предложил рядовому запаса идти на выборы в Госдуму от другой региональной организации: "...пусть идет от свердловской или от другой какой-нибудь, а в челябинской ему места нет". "Они же сами приезжали ко мне - и Белых и все, тогда не говорили ничего о выборах, но после их приезда началось у журналистов, пойду я или нет в Госдуму. Решил идти, и не берут", - писал Сычев в своем дневнике , .

12 сентября 2007 года стало известно, что Сычев по решению руководства организации войдет в один из региональных списков СПС (отмечалось, что вопрос о его вступлении в партию, вероятнее всего, будет решаться федеральным политсоветом, поскольку в Свердловской области, где проживает Сычев, у регионального отделения СПС "есть формальные сложности с регистрацией") . По данным газеты "Коммерсантъ", свое решение баллотироваться в Госдуму Сычев объяснил желанием бороться с дедовщиной в армии. "Последнее время СПС мне помогает, поэтому я выбрал именно эту партию", - сказал он . Сам Сычев в своем блоге объяснил, что решил стать депутатом для того, чтобы встретиться с вице-премьером правительства России, бывшим министром обороны Сергеем Ивановым: "У меня к этому человеку свои счеты. Я не буду мстить, я хочу наказать его и защитить других. Я хочу посмотреть ему в глаза, я хочу, чтобы наш разговор увидела вся страна и поняла, что это за человек" .

После разгоревшегося в сентябре 2007 года скандала, когда лидер молодежного движения "ДА!" Мария Гайдар обвинила лидеров СПС в спекуляции на чувстве сострадания , , Белых заявил, что решение о включении Сычева в избирательные списки будет приниматься коллегиально и с учетом мнения врачей . В утвержденных в том же месяце федеральном и региональных списках кандидатов от СПС для участия в парламентских выборах Сычева не оказалось: согласно полученному медицинскому заключению, партийная деятельность могла повредить его здоровью , .

В октябре 2010 года СМИ сообщали об инициированном Сычевым судебном процессе в защиту прав инвалидов и поданных им исках с требованием установить пандусы при входе в ряд зданий городских ведомств. В том же месяце Верх-Исетский районный суд, рассмотрев иск инвалида-колясочника, обязал администрацию Екатеринбурга, прокуратуру и органы внутренних дел установить пандусы на входе в свои здания (сообщалось, что первыми они будут установлены в здании отдела милиции 8 УВД Екатеринбурга и прокуратуры Верх-Исетского района Екатеринбурга). Кроме того, сообщало ИА REGNUM, решением суда на органы прокуратуры и органы внутренних дел была возложена обязанность установить кнопку вызова у входа в здания таким образом,чтобы ей воспользоваться лица, передвигающиеся на инвалидных колясках , , .

В мая 2011 года стало известно, что Сычев устроился на работу редактором видеомонтажа в агентство РИА Новости. Этой профессии в 2009 году его обучили немецкие тележурналисты .

Использованные материалы

Полина Сычева . Унесенные с новостями. - РИА Новости , 20.05.2011

На Урале искалеченный солдат заставил прокуратуру установить пандусы. - ИА REGNUM , 18.10.2010

А.Сычев отвоевал первый пандус в суде. - Ураинформбюро , 18.10.2010

Рядовой Андрей Сычев подал иск на Октябрьский райсуд Екатеринбурга. - Урал паблисити монитор (upmonitor.ru) , 05.10.2010

Прокуратура закрыла дела против командиров Сычева. - Росбалт , 09.11.2007

"СПС" утвердил предвыборный парламентский список. - Независимая газета , 22.09.2007

Рыжков уходит, СПС остается. - Независимая газета , 21.09.2007

Кира Латухина . Сычев помог Чудаковой. - Ведомости , 20.09.2007. - №177 (1951)

Сюзанна Фаризова . Мария Гайдар хочет спасти рядового Сычева. - Коммерсантъ , 19.09.2007

Вера Степанова, Сюзанна Фаризова . Андрей Сычев хочет побороться с Сергеем Ивановым. - Коммерсантъ , 13.09.2007. - № 166(3742)

Андрей Сычев войдет в один из региональных списков СПС. - Союз Правых Сил (sps.ru) , 12.09.2007

Андрей Сычев . Спасибо!!! - ЖЖ Андрея Сычева , 12.09.2007

В 1989 году, в дни чешской бархатной революции, демонстранты носили по Праге труп убитого полицейскими студента. Труп был обернут национальным флагом, все было красиво и торжественно. Через двое суток волнений президент Густав Гусак подал в отставку.

Федеральное собрание Чехословакии избрало новым президентом диссидента Вацлава Гавела, своим спикером – лидера Пражской весны 1968 года Александра Дубчека, а также изменило название республики, заменив в нем слово «социалистическая» на более нейтральное «федеративная». Тот «убитый студент» жив и сейчас – и с удовольствием рассказывает случайным собеседникам о том, как по ночам, вылезая из гроба, ходил пить пиво. Это, правда, уже неважно – все равно Гусак тогда ушел, а Гавел пришел. И страну переименовали.

«Каждая ложь преследует вполне конкретную цель, и когда эта цель достигнута, можно, хлопая глазами, признаться: «Ну да, наврали мы. Извините уж »

Через несколько месяцев в румынском городке Тимишоара кто-то случайно обнаружил массовые захоронения местных жителей венгерского происхождения, убитых по приказу президента Николае Чаушеску. В стране начались волнения, демонстрации, стычки демонстрантов с полицией, через несколько дней на сторону демонстрантов перешла часть руководства страны и армия. Президент Чаушеску и его жена Елена были расстреляны по приговору специально созданного трибунала. О том, что никаких массовых казней в Тимишоаре не было, а были свезенные из окрестных моргов трупы и телекамеры, услужливо зафиксировавшие свежую братскую могилу, впервые было сказано через несколько месяцев после казни Чаушеску. Новые власти даже не очень-то и отрицали факт фальсификации. Впрочем, никому до этого не было никакого дела. У Румынии уже был новый президент – Ион Илиеску, а оклеветанный Чаушеску давно уже гнил в могиле. «Что интересно, вместе с супругой», как сказал поэт.

Весной 2003 года официальные власти США заявили, что президент Ирака Саддам Хусейн, по их сведениям, тайно производит оружие массового уничтожения и если Хусейна не остановить сейчас, то завтра он уничтожит с помощью этого оружия весь мир. Чтобы подобного не произошло, Соединенные Штаты вместе со своими союзниками начали военную операцию против Ирака. Через месяц президент Хусейн бежал, территория Ирака была полностью оккупирована. Еще через несколько месяцев власти США признали, что никаких данных об оружии массового уничтожения у них не было. Но кого это могло волновать? Саддам к тому времени уже сидел в тюрьме, оккупанты налаживали добычу нефти и выстраивали новую государственную систему.

Осенью 2004 года кандидат в президенты Украины Виктор Ющенко появился на людях с изуродованным лицом. По словам самого Ющенко, он был отравлен спецслужбами, пытавшимися помешать его участию в президентских выборах. Эта история взволновала украинское общество, и когда Ющенко проиграл в первом туре выборов, тысячи украинцев вышли на главную площадь Киева, требуя пересчета голосов, – по их логике, если власть сумела отравить Ющенко, то уж сфальсифицировать результаты выборов ей и вовсе ничего не стоило. Под аккомпанемент митинговых криков Ющенко, впрочем, проиграл и второй тур. И снова люди говорили: это фальсификация. Они отравили нашего кандидата, а теперь не дают ему победить. Вопреки всем законам и здравому смыслу был устроен третий тур, который Ющенко все-таки выиграл. Теперь он президент Украины. Факт отравления, тем более отравления спецслужбами, до сих пор не доказан, да и кому это теперь интересно? Только самым пытливым исследователям.

Все эти случаи объединяет одно. В каждом из этих эпизодов недавней истории ложь была рассчитана на очень короткий период. На день, два, неделю, максимум месяц. До тех пор, пока не сменится власть, пока не начнется война, не казнят президента. После этого ложь может и открыться – уже неважно. Все уже свершилось. Бесконечно обманывать целый народ невозможно, да не нужно никому никого обманывать бесконечно. Каждая ложь преследует вполне конкретную цель, и когда эта цель достигнута, можно, хлопая глазами, признаться: «Ну да, наврали мы. Извините уж».

России в этом смысле в последнее время, тьфу-тьфу-тьфу, везет. У нас большая страна с долгими историческими циклами, и то, что срабатывает в Ираке, в Чехии, на Украине, у нас погрязает в наших бесконечных просторах и нашем бесконечном времени. Ложь тоже погрязает.

Вот была, например, такая ложь: говорили когда-то, что дома в Москве в 1999 году взрывали не террористы, а спецслужбы. Кто-то даже начал в эту ложь верить, особенно после вышедшей в 2002 году талантливой книжки Александра Проханова «Господин Гексоген». Если бы в том году Россию ждали, например, президентские выборы, ложь о взрывах домов могла как-то повлиять на их исход. Но выборы были только в 2004-м, к тому времени те, кто говорил о причастности спецслужб к терактам, так и не смогли доказать своей правоты. Ложь растворилась, ушла на периферию общественного сознания. Фокус не удался.

В январе прошлого года в газетах появились душераздирающие статьи об ужасах, происходивших накануне Нового года в башкирском городке Благовещенске. В газетах писали, будто в город приехал «на разминку» ОМОН из Уфы, милиционеры врывались в дома, забирали всех подряд, избивали мужчин, насиловали женщин. Поверить в это было несложно – о том, что «менты - козлы», вся страна и без газет знает. Если бы в те дни решалась судьба страны - опять же, выборы какие-нибудь, политический кризис, - то, вероятнее всего, история с избиением милицией жителей Благовещенска очень даже могла бы на что-то повлиять. Но ни выборов, ни кризиса не было. Был спокойный год, которого хватило, чтобы провести следствие и суд и выяснить: была большая криминальная разборка между двумя существующими в городе кланами, боевики одного из этих кланов напали на милиционеров и, призвав на помощь блаженных правозащитников, попытались изобразить все так, будто милиция устроила в городе «зачистку». Провокация, которой в любой маленькой стране – от Украины до Сербии - хватило бы по крайней мере для смены власти, в России не удалась.

Впрочем, от новых провокаций это не страхует. Всю последнюю неделю, даже больше, вся страна на чем свет стоит клянет министра обороны Сергея Иванова. Суть претензий сводится к тому, что на вопрос «Что вы можете сказать об избиении группы солдат в Челябинске?» Иванов ответил, что ничего об этом избиении не слышал, но полагает, что ничего серьезного не случилось, потому что в противном случае ему бы сообщили.

Вся страна к этому моменту уже знала, что в Челябинском танковом училище группа старослужащих (несколько десятков) зверски избила с десяток молодых солдат, а наиболее зверски избитый Андрей Сычев был еще и изнасилован (его насиловали, привязав скотчем к кровати), а затем доставлен в больницу, где ему были ампутированы ноги и половые органы. На этом фоне заявление министра выглядело форменным издевательством. Нетрудно предположить, что если бы, скажем, на 31 января в России были бы назначены какие-нибудь выборы, их результаты оказались бы гораздо менее предсказуемыми, чем можно было ожидать.

Но выборов не было. И ничего вообще не было. И сейчас, когда истерика прошла, мы уже знаем, что тот самый фон, на котором слова Иванова прозвучали издевательски, этот фон был самой обыкновенной ложью.

Потому что не было десяти избитых солдат, Андрей Сычев не был ни привязан к кровати, ни изнасилован - гангрена возникла в результате, вероятнее всего, давнего заболевания вен. Единственным доказанным эпизодом после трех недель работы бригады из 41 следователя Главной военной прокуратуры (она давно воюет с Министерством обороны и заинтересована в как можно большем компромате на армию) является то, что Сычев некоторое время сидел на корточках перед арестованным ныне младшим сержантом Сивяковым, которого и «дедом»-то нельзя назвать – он отслужил ровно год и только-только стал по армейской классификации «черпаком».

Все остальное придумала председатель челябинского Комитета солдатских матерей Людмила Зинченко, которая, раздав с десяток интервью либеральным СМИ, теперь трусливо скрывается от следователей.

Ложь раскрыта. Как всегда в таких случаях, делается особенно гадко. Потому что люди, которые в политических спекуляциях используют трагедию девятнадцатилетнего парня, трагедию его семьи, сердобольность среднестатистического обывателя, – они не люди вовсе.

Ложь раскрыта. Ложь своей цели не достигла. И это значит, что стоит ждать новой лжи. Еще более подлой и циничной.

Хочется надеяться, что и она своих целей не достигнет.

Андрей Сергеевич Сычёв (род. 24 ноября 1986, Краснотурьинск Свердловской области) - российский гражданин, получил известность в связи с судебным расследованием издевательств над ним сослуживцев в период службы в армии, в результате которых он стал инвалидом.

Обстоятельства дела

Андрей Сычёв проходил в 2005-2006 годах службу по призыву в батальоне обеспечения Челябинского танкового училища. Служил в звании рядового.

В новогоднюю ночь 2006 года Сычёв подвергся издевательствам со стороны сержанта Сивякова, который, находясь в состоянии алкогольного опьянения, заставил потерпевшего в ночь на 1 января несколько часов просидеть в позе «глубокого полуприседа». Из-за начавшихся после этого у рядового Сычева тромбофлебита, гангрены и сепсиса врачи челябинской больницы скорой помощи ампутировали ему нижние конечности и половые органы.

«Следствием установлено, что в ночь на 1 января 2006 года Сивяков, находившийся в состоянии алкогольного опьянения, с целью глумления и издевательства заставлял рядового Андрея Сычева в течение трех часов находиться в состоянии полуприседа, наносив ему удары по ногам. „В результате этого насилия у потерпевшего возникло позиционное сдавливание нижних конечностей и половых органов, что привело к развитию гангренозного воспаления“, - сообщили в прокуратуре. В результате в январе Сычеву были ампутированы обе ноги.»

Данное происшествие получило широкую огласку после того как один из врачей челябинской больницы связался с председателем челябинского Комитета солдатских матерей Людмилой Зинченко, а уже она сообщила об этом матери Андрея Сычёва, Галине Павловне.

Появившаяся в результате некомпетентности челябинского врача информация об изнасиловании и массовом избиении рядового Сычева не подтвердилась и позже была официально опровергнута врачами челябинского госпиталя.

Мать Андрея, Галина Павловна, позвонила ему 3 января, чтобы поздравить с Новым годом. В части его быстро позвали к телефону. Когда мать спросила, как у него дела, он сказал, что дела плохи, что его везут в больницу. В военном госпитале, куда Андрея сначала отправили, маме сказали, что до 10-го числа его смотреть никто не будет - праздники. А 7 января маме позвонил хирург из Челябинска и сказал, чтобы она быстрее приезжала, так как Андрей может не дожить до завтрашнего дня.

В результате нарушения кровообращения в нижней части тела и несвоевременной медицинской помощи у Сычёва развилась гангрена, и врачам из реанимационного отделения (ошибка: в штатах реанимационных отделений есть только врачи анестезиологи-реаниматологи, ампутации же проводят хирурги) Челябинской городской больницы № 3 пришлось ампутировать ему обе ноги, половые органы и палец на руке.

Министр обороны РФ Сергей Иванов узнал о случившемся от журналистов лишь спустя длительное время. Когда ему на пресс-конференции был задан вопрос о том, что же произошло в Челябинске, он с уверенностью заявил, что, по всей видимости, «ничего серьёзного не произошло», так как «иначе ему бы доложили». Это заявление было воспринято общественностью с недоумением.

28 января 2006 у здания Министерства обороны в Москве была проведена несанкционированная акция под названием «Собрание небезразличных людей» в поддержку Андрея Сычева.

Тем временем в ходе аналогичной акции в Екатеринбурге перед зданием военной прокуратуры Приволжско-Уральского военного округа были задержаны три активиста Национал-большевистской партии.

7 февраля Сычёв был перевезён в Москву, в военный госпиталь имени Бурденко. По словам врачей, состояние Сычёва было по-прежнему тяжёлое, но стабильное.

23 апреля в прессе появились сообщения о том, что предварительное следствие по уголовному делу завершено. В ходе следствия под стражу был взят младший сержант Александр Сивяков, непосредственно издевавшийся над Сычёвым. Ему предъявлено обвинение по статье «превышение должностных полномочий, повлёкшее тяжкие последствия».

В мае состояние Сычёва снова ухудшилось. В конце месяца из-за отказа почки Андрей был вновь переведён в реанимацию.

Изменить размер текста: A A

В разгар шумихи вокруг "дела" оставшегося без ног рядового Андрея Сычева в Челябинске избили двух офицеров. Из танкового училища, где служил Андрей. Говорят, это не хулиганство, а именно месть за искалеченного солдата. Нападавшие бросили: знайте, как над зелеными солдатами, издеваться. А 6 февраля от инсульта умерла телефонистка Наталья, она соединяла Бишкильским батальоном. Женщина тяжело переживала, что их часть выставили как гестапо. Посмотрела вечером выпуск новостей, поднялось давление, а наутро она уже не встала… - Нас тут всех называют сволочами, - плакала она. - В троллейбусе проехать невозможно. А может, это он сам себя так искалечил? В общем, мнения полярные. Это понятно: дело Сычева страшно запутанное, да еще его замешали на политических играх. И все-таки мы попытались поискать ответы на вопросы, которые волнуют наших читателей и на которые официальные лица пока ответа не дали.

ГЛАВА 1. НОВОГОДНЯЯ НОЧЬ

"Меня как бы били…"

Очень важный, но не самый главный вопрос: что было в новогоднюю ночь 2006 года в батальоне, где служил Сычев? Били ли Андрея? (Почему вопрос этот не самый главный, чуть позже). 19 марта Главком Сухопутных войск России , генерал-полковник Алексей Маслов , заявил: "Могу доложить, что фактов массовой пьянки в новогоднюю ночь среди военнослужащих батальона не было. Факты избиения, глумления, других издевательств по отношению к Сычеву со стороны старослужащих этого батальона не подтверждаются". А в эфире телеканала "Россия" показали небольшое интервью с Сычевым. На вопрос о том, били ли его, Андрей невнятно ответил: "Как бы нет…" А точнее? - Когда Андрей поступил к нам, он твердил: "Никто меня не бил", - рассказывают челябинские врачи третьей горбольницы. - Тогда зам главного врача попросил: "Парень, ну, признайся! Что случилось-то?" И Андрей прошептал: "Били..." - Предположим, парня, и вправду, никто не мучил,- рассуждали врачи о том телерепортаже, - И ноги у него "сами отпали". Тогда почему он не признался в этом? Почему не сказал в телекамеру: "Никто здесь не виноват, никто надо мной не издевался. Все само так вышло".

Вспомним и записку, которую Андрей написал маме сразу после операций ("КП " ее публиковала): "Били по лодыжке левой ноги". Вряд ли бы он соврал маме. - На Сычеве не было никаких следов побоев, - рассказывал спустя почти месяц после ЧП начальник медчасти танкового училища Александр Максимов. - А всякие кровоподтеки могут появиться и в результате гангрены. Но как тогда быть с заявлением прокуратуры о том, что в ночь с 31 декабря на 1 января сержант Александр Сивяков, находившийся в состоянии опьянения, "с целью глумления и издевательства" на три часа поставил Андрей Сычева в полуприсяд и бил его по ногам. "В результате этого насилия у потерпевшего возникло позиционное сдавливание нижних конечностей и половых органов, что привело к развитию гангренозного воспаления", - говорится в сообщении прокуратуры. В общем, ситуация очень противоречивая, как говорится, чему хочешь, тому и верь…

Так что все-таки было в те сутки?

31 января мы порядок в части наводили. Я тогда дежурным был, - вспоминает сержант Евгений Ульянов . - Молодых отправили туалеты чистить в казарме. А у нас там холодно, да и мороз стоял. Сказали всем одеться, как удобно. Мол, пока все не сделают, никого оттуда не выпустят. Все сапоги напялили, а Сычев в тапках пошел. У него что-то не в порядке с ногами было. (К этим тапочкам мы тоже еще вернемся - прим. ред). - Может, его там, в уборной, кто-то бил? - спросили мы. - Так там одни молодые были! Кто его бить будет? - Мы на новый год скидывались: торты покупали, салаты сами резали, - говорит рядовой Рубен Атоян. - На втором этаже накрывали стол. Спиртного не было (по рассказам других - "выпили по чуть-чуть, в меру - прим. Ред.) В три часа спустились вниз в казарму, легли спать. Если бы кого-то били, я бы проснулся. Ведь это нельзя делать бесшумно. Вся спальня просматривается как на ладони: свет не весь отключают. Никаких закутков, спрятаться невозможно. После того как Сычеву ампутировали ноги, в Бишкиле одна комиссия стала сменять другую. - Сначала высказывали версию: в Новый год Сычева привязали к стульям и насиловали 4 часа, - рассказывает подполковник Андрей Шиян, командир батальона обеспечения учебного процесса танкового училища (сейчас он отстранен от должности.) - Потому проверяющие всех до единого солдат раздевали и высматривали следы побоев и сексуальных издевательств. Ни у кого даже застарелого синяка не нашли! Конечно, нам важно было бы поговорить с главным обвиняемым - Александром Сивяковым , тем самым сержантом, который, как на сегодня считает следствие, и издевался над Андреем. Он сидит в гражданском следственном изоляторе Челябинска N2 и доступа к нему пока нет. - Чтобы не провоцировать какие-то скандалы и драки с товарищами по несчастью, Сивякова поселили к "первоходкам", - сказали нам в пресс-службе управления исполнения наказаний. - Соседи его тихие, двое арестованы за наркотики, третий - за мошенничество. В СИЗО о сержанте, кстати, почти никто ничего не знает: Александра увозят на допросы на целый день, а персоналу строго-настрого запрещено хоть как-то с ним контактировать, мол, иначе полетит голова начальника СИЗО. Доступа к Сивякову нет. Но с мамой его нам поговорить удалось.

"Мама, не верь никому"

Первыми словами, которые сказал мне Саша, были "Мама, не верь никому и ничему. - рассказала нам Наталья Сивякова. - Я этого не делал, и не мог сделать никогда". На сына больно смотреть, он осунулся, под глазами огромные мешки. Саша рассказал, что сразу после ареста его посадили в камеру, даже не сказав, за что задержали. А допросы? Разве может человек выдержать допросы по 12-15 часов в день? Так его еще и среди ночи поднимали и снова вели на допрос. - Но он подписал признание. - Якобы. Именно на него сейчас делает упор прокуратура. Это признание заставил подписать Сашу первый адвокат, назначенный государством, Павел Стерлигов . Сказал, что если Саша подпишет, от него все отстанут, и скорей всего дело закончится условным сроком. А что за свидетели со стороны обвинения? Я разговаривала с солдатами батальона, где сын служил. Так они рассказали, что Никитин согласился свидетельствовать после того, как его самого поймали на воровстве из тумбочек. А обвинение? Прокурорские работники говорят: сержанту Сивякову не понравилось, что Сычев подшивал гимнастерку во внеурочный час. В Новогоднюю ночь, в четыре утра! Неужели кто-то этому поверит? За подворотничок солдата посадили на корточки, и он просидел в таком состоянии три часа? Но мне рассказали, что офицеры решили сами провести следственный эксперимент. Так вот, самый крепкий, здоровенный мужик смог просидеть в такой позе ровно 28 минут, после чего упал. По мнению матери сегодня ее сын тоже стал пешкой в какой-то большой политической войне: - А знаете, что в Челябинск приезжал из Москвы еще один генерал? Уже после заявления генерала Маслова о том, что Сивяков не бил Сычева в Новогоднюю ночь. Он не представился нашему адвокату. Только сказал: "Не захотели по хорошему получить семь лет, получите по-плохому - десять!". Уверена, что военные прокуроры посчитали для себя делом чести посадить хоть кого-нибудь. Все эти рассказы о ночи ЧП мы выслушивали в Бишкиле, Челябинске, Ростове бесконечно. Но все же в основном то были пересказы чужих слов. Мы знали, что прокуратура выбрала трех главных свидетелей - Никитина, Горлова и Ульянова. Вот кто знает всю правду. Но когда дело Сычева рвануло, как бомба и заговорили, что могут полететь погоны не то что у начальника танкового училища, а даже у Главкома, сотрудники прокуратуры заявили: "До окончания дела - никаких комментариев". А тех самых главных свидетелей, которые явно видели новогодние разборки с Сычевым, так запрятали, что даже пошли слухи: ребята пропали. Как в воздухе растворились!

"Пропавшие" свидетели

У нас никто не куда не терялся, - отрезали в прокуратуре, когда мы поинтересовались этой пропажей. - Но где свидетели - не скажем. Тайна следствия. Мы выяснили, что их увезли из танкового училища еще 8 января. Наобум стали "шерстить" части челябинского гарнизона и наивно называть на КПП все три фамилии. В одной части ход сработал! К нам вышел невысокий солдатик с испуганным взглядом. Сперва разговор не клеился, но потом свидетель (мы договорились до суда не называть его фамилию) заговорил: - В ту новогоднюю ночь мы сидели, ели тортики. А после отбоя, когда начальники из казармы ушли, мы загудели по новой. - А говорят, пьянки не было. - Нет… Ну, немного выпили… По его словам, тогда Сивяков и начал "докапываться до Сычева", чтобы тот воротничок подшил, побрился. А заодно решил повоспитывать салагу: "Подшивайся и заходи ко мне в третий кубрик". В "третий кубрик"? Но мы знали, что следователи как раз тщательно искали комнату, где можно посадить солдата на корточки так, чтобы другие не видели. Солдат допрашивали не по одному кругу. Но все комнаты, кроме той, где был дежурный по батальону, были опечатаны. - Подожди, но офицеры говорили, что у вас все помещения были опечатаны? - уточняем у свидетеля. - Ну, да. Так ведь можно аккуратно бумажку отклеить, а утром опять приклеить - никто и не заметит. В общем, Сычев подшил и пошел… Тут наш собеседник надолго замолчал. - И Сивяков его начал бить? - нетерпеливо спрашиваем мы. - С моего места плохо было видно… Но удары я бы услышал. Он его просто заставил сесть на корточки. Даже не в полуприсед. Это значительно легче. Я молодым, бывало, всю ночь в полуприсяде стоял: от отбоя до подъема. Слова солдата - вот любопытно! - совпадают с мнением министра обороны. 15 февраля на правительственном часе в Госдуме Сергей Иванов сказал: "Сычеву нанесен значительный ущерб здоровью в результате длительного принудительного нахождения в сидячем положении". При этом он подчеркнул, что, по данным Минобороны , "другим издевательствам он не подвергался". - А до Сычева у вас в части мордовали молодых? - продолжали мы расспрашивать свидетеля. - Предыдущий призыв вообще суровый был. Нас деды и табуреткой по голове били (в Бишкиле табуретки тяжелее обычных, и у них ножки из крепкого металла - прим. ред.). Со второго удара сознание теряешь. Утром глаза открыть не можешь - лицо опухло. Офицер спросит, что с тобой, говоришь - упал. А новый призыв пришел: их заставят отжиматься, а они бегут жаловаться. - А Сивяков всю ночь с Сычевым был? - Уходил-возвращался. Ребята говорят, что Сычев сидел на корточках почти до полседьмого. Часа три, а может, больше. - Потому без ног и остался! - вздыхаем мы. - Да нет… Он когда прибыл к нам, было понятно, что у него нога болит. Даже командир роты сказал нам, сильно его не нагружать. - А Сивяков об этом знал? - Конечно.

Почему молчал Сычев?

Стыдно жаловаться, что "деды" унижали. Да и не принято это. - Почему же ты не сопротивлялся, когда тебя бил "дед"? - спросили мы после заседания в челябинском гарнизонном суде одного новобранца-пострадавшего. - Он же тебя на голову ниже! Солдатик вообще не понял (!) нашего вопроса: - Он ведь давно служит! Положено так. Мы тут промеж себя - служившими и нет - много говорили о дедовщине. И всякий прошедший армию после возмущений точно так же говорил: да, это принято. Почти нормально. Ты приходишь в армию, тебя гнобят. Потом ты сам гнобишь весь молодняк. У нас есть ровно два института общества, которые живут не по закону, а по "понятиям" - тюрьма и армия. Хотя и там и там наворочено приказов или уставов выше крыши! Вот и Андрей Сычев, скорее всего, думает "понятиями". А по ним и в зоне и в красной армии обижаться и жаловаться на "авторитетов" - "западло". И, как рассказывала его мама Галина Павловна, даже в детстве Андрей никогда не жаловался на своих обидчиков.

(Продолжение в ближайших ежедневных номерах "КП").

Даже сейчас, когда срок службы в армии составляет всего один год, очень мало парней действительно хотят оказаться в казармах. А что говорить о 2005-м, когда служить приходилось еще по два года - многие это считали каторгой. По словам знакомых, Андрей Сергеевич Сычев к ним не относился. Он с нетерпением ждал повестки, которая пришла к нему в мае 2005 года, и отправился на службу в армию. А уже в начале 2006 года о нем узнала вся Россия. Нет, он не стал военным героем и не заслужил медалей, он стал жертвой невероятной дедовщины. Андрей Сычев даже сейчас, более десяти лет спустя, считается самой серьезной жертвой данного армейского порядка.

Общественный резонанс

Сейчас уже достаточно мало людей помнит, что же случилось с солдатом Андреем Сычевым, однако в 2006 году данное дело оказалось невероятно резонансным. Всем давно было известно, что в армии существует дедовщина, да в целом с ней никто даже не боролся, считая подобное поведение старослужащих в порядке вещей. Однако в этом случае в Челябинском танковом училище "деды" зашли слишком далеко.

Александру Сивякову, который считался главным обидчиком, дали всего четыре года тюрьмы. Он давно уже вышел и начал строить новую жизнь, а его жертва навсегда осталась искалеченной из-за ампутации ног. Как известно, СМИ непостоянны, они падки на сенсации, но с появлением новой быстро забывают о старой, а потому сейчас уже практически невозможно сказать, чем же занимаются виновные лица в жизни сейчас. В конечном счете все, что осталось у бывшего рядового Андрея Сычева, - это трехкомнатная квартира, которая была ему выделена по прямому указанию президента Путина, и искалеченная жизнь.

Трагедия

Жертва дедовщины - именно так называли в газетах Сычева, даже спустя столько лет предпочитает практически ничего не рассказывать о том, что же случилось в ту январскую ночь. Обычно он на данную тему просто предпочитает отмалчиваться или говорит, что не знает. Невозможно сказать, почему именно он молчит, хотя вполне вероятно, что он попросту не хочет вновь переживать столь сильную психологическую травму.

Исходя из материалов дела рядового Сычева, в новогоднюю ночь старослужащие напились. Угомонились они только к трем часам ночи, приказав солдатам все убрать со стола. После этого все легли спать, и все было тихо. Потом внезапно сержант Сивяков приказал Сычеву подняться со своей кровати и сесть на корточки в дальнем углу казармы. Сам он непосредственно сел на стоящий рядом стул, чтобы следить за выполнением приказа.

Сивяков, как известно, и до этого периодически проявлял насилие по отношению к Андрею Сычеву, но все это носило более легкий характер - оскорбления, пинки. Как говорит пострадавший, он неоднократно просил отпустить его, но это только злило пьяного сержанта.

Окончание истории

По сведениям, на следующий день после данного происшествия у солдата Андрея Сычева начались проблемы с левой ногой. Она настолько сильно болела, что уже на следующий день он не смог выйти на построение. Он обратился в лазарет, где ему дали "Аспирин" и сказали терпеть до 10 января, поскольку во время новогодних праздников возиться с ним никто не собирался. Это стало роковым моментом, поскольку впоследствии его пришлось перевозить сначала в госпиталь, а затем в городскую больницу Челябинска. Военные молчали до последнего - только 6 числа врач больницы позвонил матери и сказал ей приехать, поскольку на следующий день ее ребенку будут проводить операцию по ампутации ног, а шансов выжить у Сычева практически не было.

Отказ от ампутации

Как известно, Андрей Сычев самостоятельно не давал согласие на ампутацию, ее провели потому, что дальнейшая задержка привела бы к смерти. В течение двух месяцев этот девятнадцатилетний мальчишка пережил целых шесть операций - из них пять были по ампутации, а еще одна являлась полостной - из-за сильного стресса он нажил себе сильную язву. После всего этого от него осталась, можно сказать, всего половина - из больницы Андрей Сычев вышел уже совершенно другим человеком, которого невозможно было узнать знакомым.

Загадочность дела

В деле Сычева действительно существует огромное множество недомолвок, поэтому расследование практически не смогло получить нормальных и четких ответов на многие из поставленных вопросов. Молчат и военные, и медики, и даже сам пострадавший, который полностью углубился в себя. Две стороны бились за свою точку зрения во время суда, но полной и однозначной картины так и не было выявлено.

"Дедовщины не было"

Самым интересным вопросом в трагедии Андрея Сычева так и остается то, что же все-таки случилось в ту новогоднюю ночь.

Точка зрения, которой придерживалась генеральная прокуратура, была обозначена выше: Сычев провел около 3 часов на корточках, при этом Сивяков его еще и бил ногами.

Позиция военных также была однозначна: никакой дедовщины совершенно не было. Так заявил исполняющий обязанности начальника данного военного училища Анатолий Чучвага, никто из солдат в ту ночь совершенно не употреблял алкоголя, все по расписанию легли спать. Офицеры, проводившие осмотр, никаких нарушений не выявили, а потому факта насилия совершенно не было.

Как можно понять, весьма сухо и жестко были приведены позиции обеих сторон - прокуратуры и военных. Они совсем не выказывали никаких эмоций по этому делу, причем их показания даже не имели каких-либо совместимых точек. Сычев попросту продолжал молчать, так что многим казалось, что его заставили это сделать, чтобы он не выдал реальное положение дела.

Оказание медицинской помощи

Еще одной странностью в данной ситуации было то, что Андрею Сычеву столь длительное время не было оказано никакой медицинской помощи. Да, первое января, праздники, но это вовсе не значит, что можно было пустить все дело на самотек. И тут снова все начинает быть слишком загадочным. Военные заявляют, что в течение нескольких дней после Нового года никаких ухудшений здоровья выявлено у рядового не было. Только когда они проявились, ему немедленно была оказана требуемая медицинская помощь. Верится, честно говоря, в такое с трудом.

Другой версии придерживается обвинение. Согласно их точке зрения, все было куда страшнее. По данным прокуратуры, пострадавший уже сразу после праздника не мог нормально ходить, а далее и вовсе не смог подняться с постели. Сестра Андрея, Марина, прямо заявляет, что она созванивалась с братом 3 января, и он ей сказал, что у него болят ноги, и его везут в больницу. 3 января, а это при том, что военные говорят, что он обратился в лазарет только 4-го. По сути, далее как-то пропадают 3 дня, когда семья ничего не знала, пока с ними не связался больничный хирург. Военные предпочли мать вообще не уведомлять об операции.

Почему началась гангрена?

Ампутация конечности - действительно очень страшная для пациента операция. Но для того чтобы врач решил ее провести, требуется наличие очень серьезной гангрены. Так почему же она началась вообще, что ее вызвало? На данный вопрос в свое время существовало сразу 3 варианта ответа.

  1. Военные полностью придерживались версии членовредительства. Якобы сам Сычев перетянул свои ноги жгутом, чтобы повредить себе их для того, чтобы уйти из армии. Такая версия полностью снимала с офицеров всю ответственность, а потому была удобна для них.
  2. Вторая версия появилась из-за матери солдата - Галины Петровны. Она признавалась, что раньше у ее сына были проблемы с суставами, но через некоторое время они прекратились. Как говорится, он уже был болен, а потому даже маленький удар мог причинить непоправимый вред. Когда возмущение общественности уже превысило все пределы, военные стали использовать именно этот вариант.
  3. Третья версия принадлежала прокуратуре и основывалась на данных военных медиков, которые заявили, что сидение на корточках в течение длительного времени может привести к закупорке вен, а потому развитию гангрены. Из этого следовало, что болезнь и последующая ампутация целиком и полностью была последствием издевательств.

Реакция властей

Дело действительно было весьма нашумевшим в средствах массовой информации, а потому достаточно удивительной была реакция министра обороны РФ Сергея Иванова. Он вообще был не в курсе подобной информации и узнал о самом уголовном деле спустя долгое время именно от журналистов. Невозможно понять, действительно ли он был настолько не информированным, но когда его на пресс-конференции спросили о том, каково его мнение о событиях в Челябинске, то он прямо заявил, что поскольку ему ничего о ней не доложили, то, видимо, ничего серьезного и не произошло. Своими словами он действительно поразил общественность, которая не знала, как именно реагировать на подобные действия высшего военного лица. Через несколько дней прямо перед зданием министерства была проведена несанкционированная акция в поддержку рядового.

Реакция народа

Неудивительно, но народ оказался более сострадательным к солдату, чем должностные лица. Как заявляет мать Андрея, именно поддержка обычных людей помогла пережить сыну эти ужасные дни. Было проведено несколько акций, а также собраны деньги в благотворительный фонд.

Слушание по делу

Официально первые слушания по данному делу начались только 13 июня 2006 года. Они проводились в закрытом формате, поэтому СМИ не были допущены. Известно, что военные пытались перенести дело на рассмотрение в Москву, но в подобном ходатайстве было отказано. Само слушание уже было проведено 27 июня. Всего официально обвиняемых было трое - сержант Сивяков и два рядовых - Билимович и Кузьменко.

И тут вновь начали происходить странности. Первым делом все шесть свидетелей, которые проходили по делу, полностью отказались от своих показаний. В качестве аргумента они привели то, что во время расследования прокуратура оказывала на них давление и даже била. Но в то же время существовали некоторые сведения о том, что забрать показания всех свидетелей заставили приехавшие из Москвы генералы. Впрочем, реального положения вещей так и не было выяснено, а потому остаются только домыслы.

Наказание виновника

Главным виновником по делу Андрея Сычева признали именно сержанта Сивякова. Ему было предъявлено обвинение по статье 286, а именно "Превышение должностных полномочий с применением насилия, повлекшее тяжкие последствия". Он самостоятельно признался, что действительно бил рядового, поскольку на теле Андрея были найдены следы побоев, но отрицал, что какие-либо его действия могли привести к столь трагическому исходу.

Рядовые хоть и были признаны виновными, но также получили весьма мягкое наказание - условное лишение свободы с испытательным сроком на 1 год. Понятно, что наказание действительно было весьма мягким, потом еще некоторое время адвокаты обеих сторон пытались его обжаловать, конечно, каждый в свою сторону.

Завершение истории

Неизвестно, будут ли когда-нибудь полностью обнародованы данные по делу Андрея Сычева, поскольку они очень сильно затрагивали существующий в то время конфликт между Генеральной военной прокуратурой и Министерством обороны, но ясно, что для Андрея Сычева армия стала настоящим кошмаром. Желающий служить мальчишка вышел из нее покалеченным инвалидом, который не может самостоятельно передвигаться и даже иметь семью. Все его мечты были перечеркнуты в тот первый день совершенно нового года жестоким поступком сослуживцев. К тому времени уже было признано, что дедовщина в армии достигает временами недопустимых масштабов, но никто, пожалуй, не ожидал, что это действительно выльется в подобный скандал. После этого заметно больше стали обращать внимание на неуставные отношения, существующие в войсках, чтобы не допустить подобной трагедии еще один раз, хотя периодически дела о дедовщине все еще появляются.

просмотров
просмотров