Художественный образ. Разница между искусством и дизайном Соответствует ли образы созданные художником

Вопросы в начале параграфа

Вопрос. Выскажите своё мнение: какие идеи гуманистов найдут отражение в творчестве их современников – писателей, поэтов, художников, скульпторов?

В творчестве деятелей искусства эпохи Возражения нашли отражения такие идеи гуманистов как идея величия человека, свободы воли и выбора, безграничности творческих способностей, идея совершенства человека.

Вопросы к концу параграфа

Вопрос 1. Сопоставьте смысл высказываний: «Я ставлю тебя в центре мира» и «Какое чудо природы человек!».

Высказывания выражают главную мысль гуманистов, что человек это центр мироздания, куда он был поставлен самой как ее высшее творение.

Вопрос 2. Как вы думаете, согласился бы гражданин античных Афин с мнением У. Шекспира о значении театрального искусства ? Свой ответ обоснуйте.

Да, согласились бы, т.к. для граждан Афин театр был школой, где они учились быть гражданами, принимать правильные решения, отличать мораль и закон, отличать благородство человека и обличать человеческие пороки.

Вопрос 3. Назовите литературные произведения раннего Нового времени, в которых действуют сильные духом и мужественные литературные герои . Как вы думаете, почему авторы произведений показывают своих персонажей в сложных, трагических, необычных ситуациях?

«Гамлет», «Дон Кихот», «Фауст», «Прометей». Авторы этих произведений показывают своих персонажей в сложных и трагических ситуациях, т.к. только так могут проявится их сильный дух, мужество, стремление преодолеть и не подчиниться судьбе.

Вопрос 4. Расскажите, чем прославились У. Шекспир, М. Сервантес, Леонардо да Винчи, Микеланджело Буонарроти, Рафаэль, П. Брейгель Старший, А. Дюрер.

Уильям Шекспир – крупнейший драматург эпохи. Знаменит пьесами «Гамлет», «Отелло», «Ромео и Джульетта», в которых герои ищут свой ответ на вопрос, как поступать при столкновении со злом.

Мигель Сервантес – романист, написавший роман «всех времен и народов» - «Дон Кихот», в котором главный герой пытается бороться с несправедливостью в мире.

Леонардо да Винчи - был художником, поэтом, архитектором, скульптором, музыкантом, божественно пел, увлекался физикой, математикой, астрономией, историей, философией, разбирался в механике и военном деле. Самое знаменитая картина «Мона Лиза», известен изобретениям парашюта, танка. Во многом опередил свое время.

Микеланджело Буонарроти – самый известный скульптор, живописец, архитектор эпохи. Создал скульптуру «Давида», расписал потолок Сикстинской капеллы, создал проект купола в соборе Святого Петра в Риме.

Рафаэль Санти – великий живописец эпохи, также архитектор и график. Самое знаменитое произведение «Сикстинская Мадонна».

Питер Брейгель Старший – крупнейший живописец северного Возрождения. Знаменит картинами «Жатва», «Крестьянский танец», «Триумф смерти».

Альбрехт Дюрер – немецкий живописец и график, один из величайших мастеров западноевропейского Ренессанса. Признан крупнейшим европейским мастером ксилографии поднявшим её на уровень настоящего искусства. Самая известная гравюра «Четыре всадника Апокалипсиса».

Задания к параграфу

Вопрос 1. Шекспиру приписывают слова: «Весь мир - театр, а люди в нём актёры». Попробуйте прокомментировать их. Как вам кажется, есть ли нечто общее у театра и жизни?

Слова Шекспира означают, что у каждого человека в этом мире есть роль, предназначение, которые человек должен выполнить (сыграть). Человек, как и актер, всегда носит маску, которая ему позволяет играть роль и скрывать свои истинные чувства, поэтому не всегда можно узнать, о чем на самом деле думает человек. Поэтому Шекспир был прав, сравнив театр и жизнь.

Вопрос 2. Многие герои литературных произведений Возрождения путешествуют. Как вы считаете, почему и зачем авторы используют этот приём?

Авторы использую этот прием, чтобы показать процесс открытия этого мира, выйти за границы обыденного представления, т.к. в средневековье лишь незначительная часть людей выходила за пределы той местности, где они были рождены. Авторы хотят показать настоящий мир , который очень разный и непохожий с одной стороны, но в котором всегда можно найти общие положительные (стремление к счастью, добрые поступки, мужественных и смелых людей), и негативные (страх. Трусость, предательство, невежество) явления. Этот прием позволял представить мир единым целым.

Вопрос 3. Укажите общее в библейских образах, созданных художниками и скульпторами Возрождения. Чем это можно объяснить?

Общим в библейских образах было стремление передать идеал человека. Это можно объяснить тем, что художники именно в библейских образах черпали вдохновение для передачи иди величия человека, его возможностей.

Вопрос 4. Как вы думаете, почему именно портрет стал для художников эпохи Возрождения излюбленным жанром?

Портрет стал для художников эпохи Возрождения излюбленным жанром, потому что гуманисты прежде всего стремились изучить человека, поэтому художники стремились на портрете запечатлеть эмоции, чувства, характер человека.

Вопрос 5. Герои картин Брейгеля внешне мало похожи на персонажей произведений итальянских живописцев Возрождения. Как вы считаете, можно ли, несмотря на различия, говорить о нидерландском мастере как художнике-гуманисте?

Конечно можно, т.к. несмотря на внешние отличие при изображении своих персонажей, его произведения соответствуют идеям Возрождения.

Вопрос 6. Выберите и опишите живописное или скульптурное произведение одного из авторов, упомянутых в учебнике. Выскажите своё мнение: свидетельствует ли это произведение о гуманистическом мировоззрении автора?

«Давид» - мраморная скульптура Микеланджело. Эта мраморная статуя, высота которой – свыше пяти метров, является вершиной скульптуры Ренессанса. Статуя представляет собой фигуру обнаженного Давида. Он сосредоточен на схватке, которую ему предстоит совершить с Голиафом. Давид готовится к битве. Причем враг намного превосходит его по силе. Однако юноша спокоен; кажется, ничто не выдает его беспокойства. Заметно только, как напряглись его мышцы, как сдвинулись его брови. В этом взгляде есть нечто устрашающее. Видно, как через плечо он перекинул пращу. Такая поза готовит решающий удар по грозному противнику. Давид олицетворяет мощь и всесилие вольного человека. Давид символизирует уверенность человека в том, что он сможет победить любого врага. У героя скульптуры максимально напряжено внимание. Таким образом, перед зданием городского управления во Флоренции находилась статуя, призывающая к мужеству, защите.

Цвет - одно из важнейших средств создания художественного образа. Сила воздействия цвета на чувства человека, способность различных цветов по-разному влиять на его настроение играют в живописи важнейшую роль. Здесь цвет является элементом композиции произведения. Не только распределение цвета и света в картине, но и подбор цвета помогает ярче выразить содержание произведения, создать в нем определенное настроение. Кроме того, цвет в живописи имеет и эстетическое значение . Картина своими красками, красотой колорита должна вызывать у зрителя чувство эстетического наслаждения. Этим качеством обладают произведения живописцев разных эпох.

С помощью цвета голландский мастер ХУП века Рембрандт Ван Рейн выделял главное, самое существенное в изображении. Посредством цвета русский художник XIX века П. А. Федотов заставлял зрителя воспринимать изображение в определенной последовательности, от основного к второстепенному, от главных действующих лиц к деталям картины. Таких примеров можно привести много из произведений, созданных в самые различные эпохи. Однако не трудно понять, что выделение цветом главного возможно лишь в картине, то есть в изображении определенного предметного и сюжетного содержания.

Об эмоциональной роли цвета говорить вне его изобразительного смысла вообще невозможно. Один и тот же цвет, будучи цветом различных объектов, воспринимается и оценивается по-разному. Например, красный цвет в изображении цветов и такой же красный цвет в изображении расплавленного металла производит различное впечатление. При этом и сам цвет в живописном произведении воспринимается различно. В науке о цвете выяснено, что светлые цвета холодных оттенков кажутся «легкими», но в изображении стены в картине В. И. Сурикова «Утро стрелецкой казни» (Государственная Третьяковская галерея) они не выглядят «легкими», напротив, они передают тяжесть камня. Картина Огюста Ренуара «Девушки в черном» ( Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина) отнюдь не мрачная. Наоборот, она жизнерадостная, звонкая в цвете. Черные шляпы и платья девушек написаны художником не черной, а более светлой краской -- берлинской лазурью. Работы же Пабло Пикассо, относимые к так называемому « голубому периоду » и исполненные той же краской, далеки от ликующей радости картин Ренуара. Изолированно взятый цвет, цвет «сам по себе», ничего не может ни изобразить, ни выразить. В «Черном квадрате» (Государственная Третьяковская галерея) К. С. Малевича цвет «изобразил» квадрат, но здесь решающим является не столько цвет, сколько геометрическая фигура . Вне связи с другими средствами живописи,-- рисунком, формой, композицией, а главное -- вне связи с изобразительным, предметным значением, цвет может выступать только в качестве пространственно неограниченного общего цветного освещения, в остальных случаях он всегда является цветом чего-либо.

Из сказанного с очевидностью вытекает, что цвет в живописи -- одно из средств изображения, способное осуществлять эту роль лишь в сочетании с другими ее средствами.

В природе мы обычно наблюдаем цвета при том или ином освещении и в окружении других цветов. Так как цвета изменяются под влиянием освещения и в силу цветовой индукции, они всегда оказываются подчиненными тому освещению и окружению, в котором наблюдаются. Дени Дидро приводит такой пример: «Сравните какую-нибудь сцену природы днем при сияющем солнце с той же сценой при пасмурном небе. Там будут сильными и свет и тени, здесь же все будет бледным и серым». В этом примере обращено внимание на изменение яркостной контрастности между цветами, но Дидро не случайно оговорился, сказав «здесь же все будет бледным и серым». При изменении освещения и окружения неминуемо меняются характеристики цветов. Прав был Дидро, утверждая также, что «свет как общий колорит картины имеет свой тон», и что свет является «общим колоритом» картины. Притом от освещения и окружения изменяются не только яркостные характеристики цветов, но и все прочие качества, включая фактурные характеристики. Так, в часы рассвета, особенно при наблюдении с больших расстояний и вблизи от больших водоемов, все цвета пейзажа выглядят «легкими», «прозрачными», «стеклянными». Речь идет о влиянии среды, в результате чего возникает некий общий тон наблюдаемой картины, некая общая тональность.

На характер колорита влияет техника живописного письма. Импрессионисты перешли от механического смешивания красок к раздельному мазку, то есть к оптическому смешению. Цвета при этом стали получаться легкими, «воздушными», менее материальными.

Суждение о цвете в картине во многом зависит от восприятия его зрителем, от осмысления цвета. Следовательно, при оценке воздействия цвета в силу вступает и субъективный фактор. Колорит как обязательный компонент художественной формы в живописи участвует в формировании художественного образа и неминуемо связан с сюжетной и предметной основой произведения. Как неотъемлемая часть художественного образа колорит оказывает мощное эмоциональное воздействие.

Чем занимается художник вроде бы понятно и так: рисует, а если более широко подойти — создает художественные образы . Причем эти образы могут выражаться в самых разных воплощениях — в плоскостных изображениях (в картинах или графике), в костюмах, в скульптурах, в предметах мебели и во многих других формах.

Так что профессия художника весьма многогранна, и в ней существует много специализаций.

Специализации художников

Художник-иллюстратор создает иллюстрации к книгам. Процесс работы выглядит примерно так: художник изучает книгу, обсуждает ее с выпускающим редактором, который указывает на персонажей или эпизоды, которые надо изобразить. После этого создает эскиз, который утверждается или корректируется редактором.

Художник-оформитель

Деятельность художника-оформителя имеет много направлений, например, роспись интерьеров помещений и фасадов домов, создание рекламных плакатов , отрисовка одежды, разработка эскизов благоустройства и озеленения территорий и внешнего огблика других объектов окружающей среды.

Художник по костюмам — это специалист, который входит в творческий коллектив театрального спектакля или фильма и отвечает за внешний вид персонажей. Безусловно, такой работник должен не только уметь рисовать эскизы на заказ, он должен продумывать все детали одежды героев до мелочей. Например, если снимается кино на историческую тему — он обязан изучить все особенности одеяний той эпохи, иначе зритель, увидев несоответствия или нелепости, будет недоволен.

Художник-модельер

Художник-модельер занимается разработкой новых моделей одежды, обуви, головных уборов, аксессуаров. Задача специалиста — создать эскиз нового изделия, учитывая тенденции моды, вид и качество материалов и передать его модельеру-конструктору для воплощения идеи в жизнь.

Художник-мультипликатор (художник-аниматор)

Художник-мультипликатор или художник-аниматор — специалист, который в наши дни работает не только в сфере мультипликационного кино, но еще в «обычном» кино, на телевидении, при создании видеоигр и других близких отраслях. При этом профессия художника-мультипликатора неоднородна: есть художники-постановщики, фазовщики, дизайнеры по персонажам, прорисовщики и т.д.

Театральный художник (художник-декоратор)

Театральный художник или художник-декоратор создает декорации, костюмы, различные предметы обстановки, да и фактически всю среду, окружающую персонажей спектакля. Для этого недостаточно просто уметь рисовать эскизы — надо знать историю, культуру и многое другое, дабы действие смотрелось именно органично и едино.

Художник-график

Художник-график, как и иллюстратор, занимается созданием иллюстраций к книгам в виде гравюр и литографий, а не обычных рисунков.

Художник-реставратор

Художник-реставратор занимается восстановлением и сохранением и консервацией предметов изобразительного и декоративно-прикладного искусства, а также архитектуры. Причем умение сохранить объект старины в нормальном состоянии ценится даже выше, чем способность его восстановить, ведь в последнем случае объект частично становится «новоделом».

Художник по свету (светооператор)

Художник по свету или светооператор занимается программированием и управлением световым пультом во время проведения различных мероприятий, представлений, спектаклей, при съемках кино, на телевидении и т.д. Такой специалист должен знать техническую часть и уметь творчески подойти к задаче освещения сцены.

Места работы

Выражение « свободный художник » появилось неслучайно, да и на сегодняшний день актуальности не потеряло: значительная часть представителей этой профессии предпочитают работать сами на себя. При этом многие художники предпочитают все-таки трудиться в компаниях, занимаясь созданием своих шедевров в свободное время.

Должность художника (чаще дизайнера) существуют в компаниях различного профиля:

  • Редакции журналов.
  • Полиграфические компании.
  • Театры и киностудии.
  • Дизайнерские и рекламные агентства.
  • Реставрационные мастерские.
  • И многие другие.

Обязанности художника

Конечно, должностные обязанности художника существенно зависят от типа организации, мы в качестве примера приведем некоторые из них:

  • создание эскизов, набросков, графических прототипов будущих изделий;
  • роспись различных поверхностей (тканей, бетона, керамики, бумаги и т.д.);
  • компьютерный дизайн и создание 3D-объектов;
  • подготовка материалов для типографской печати;
  • контроль производства изделий согласно эскизам.

В функции художника может входить участие в конференциях, выставках, работа с клиентами и многое другое.

Требования к художнику

Требования к художнику очень разнообразны и опять таки зависят от специфики деятельности, но, в общем, они таковы:

  • среднее специальное или высшее образование;
  • опыт работы по профилю;
  • портфолио выполненных работ;
  • знание компьютера и специальных графических программ.

Иногда требуется знание иностранного языка, истории или культуры определенного времени или народа.

Образец резюме художника

Как стать художником

Стать художником можно по-разному, в зависимости от выбранного типа деятельности и поставленных целей. Можно вообще нигде не учиться и реализовывать свой талант самостоятельно, но это трудный и тернистый путь . Можно закончить профильный вуз или иное учебное заведение , где в процессе учебы отточить навыки художников, и найти постоянную работу по специальности. При этом никогда не стоит забывать о самом творчестве — пополнять портфолио надо постоянно.

Зарплата художника

Подсчитать, сколько зарабатывает художник в среднем по стране проблематично, поскольку доходы по разным специализациям отличается и порой очень существенно. Скажем, средний доход художника-иллюстратора — около 40 000 рублей. А вот зарплата художника-оформителя — всего чуть больше 20 000 рублей.

Еще сложнее определить доходы «вольных художников»: некоторые из них зарабатывают миллионы, другие живут исключительно ради искусства и о финансовой стороне своей деятельности вообще не задумываются.

Близкие профессии:

Вопрос о том, что разделяет дизайн и искусство является весьма запутанным и неоднократно обсуждался в течении долгого времени.

Художники и дизайнеры создают визуальные композиции, используя при этом общую базу знаний, но их цели абсолютно разные.

Некоторые дизайнеры считают себя художниками, но лишь немногие художники считают себя дизайнерами.

Итак, в чем же заключается разница между искусством и дизайном? В данной статье мы рассмотрим и сравним некоторые основные принципы каждого из направлений.

Этот топик не является окончательным руководством, но, скорее, отправной точкой для обсуждений.

Хорошее произведение искусства вдохновляет. Хороший дизайн мотивирует.

Пожалуй, самое принципиальное различие между искусством и дизайном, с чем мы все согласимся, является их цель.

Как правило, процесс создания произведения искусства начинается с нуля, с пустого холста. Произведение искусства проистекает из представлений, мнений или ощущений, художника.

Художники создают произведение искусства, чтобы разделить свои чувства с остальными, позволяют зрителям учиться у него или вдохновляться им.

Наиболее известными (и успешными) произведениями искусства сегодня являются те, которые устанавливают самые сильные эмоциональные связи между художником и его аудиторией .

Напротив, когда дизайнер собирается создать что то, у него почти всегда есть отправная точка, будь то сообщение, изображение, идея или действие.

Работа дизайнера не состоит в изобретении чего то нового, а состоит в комбинировании чего то, для определенной цели.

Целью является мотивация аудитории делать что то: купить товар, воспользоваться услугой, посетить место, получить определенную информацию. Наиболее успешными являются те дизайны, которые эффективно передают идеи дизайнера и мотивируют потребителей выполнить какую нибудь задачу.

Хорошее произведение искусства интерпретируется. Хороший дизайн понятен.


Еще одно различие между искусством и дизайном состоит в том, как смысл каждого из них интерпретируется их соответствующей аудиторией .

Хотя художник выражает свою точку зрения или эмоции, это не означает, что точка зрения или эмоция имеет одно значение.

Произведение искусства воспринимается людьми по разному, потому что она по разному интерпретируется.

Картина Да Винчи “Мона Лиза”, была истолкована и обсуждалась в протяжении многих лет. Почему же она улыбается? По мнению ученых, это иллюзия, созданная вашим периферийным зрением. Романтики говорят, что она влюблена. Скептики говорят, что нет никаких причин и оснований ее улыбки. Никто из них не прав.

Дизайн же имеет противоположный смысл. Многие скажут, что если дизайн можно будет каким нибудь образом “толковать”, то дизайнер потерпел неудачу в своих целях.

Фундаментальной целью дизайна является передача идей дизайнера пользователю и его мотивация делать что то.

Если ваш дизайн передает идею отличную от той, что вы намеревались передать, и ваш пользователь делает какое нибудь действие исходя из этой полученной идеи, тогда дизайн не удался. При хорошем дизайне пользователю передается точные идеи дизайнера.

Хорошее произведение искусства является признаком вкуса. Хороший дизайн является мнением.


Произведение искусства судят мнением а вкус регулирует мнение.

Для дальновидных современных энтузиастов искусства, работа Трейси Эмин (Tracey Emin) “Моя Кровать” (My Bed), которая была номинирована на премию “Turner Prize” в 1999-м году, может казаться верхом художественного выражения.
Для последователя более традиционного искусства , эта работа может оказаться оскорбительной. Это относится к нашей точки зрения насчет толкования, но вкус это больше то, что определенному человеку нравится и не нравится, чем то, какое сообщение он получает от произведения искусства.

Дизайн несет в себе элемент вкуса, но разница между хорошим и плохим дизайном во многом дело вкуса.

Хороший дизайн может все еще быть успешным, даже если он вам не по вкусу. Если он выполняет свою цель, понятен и мотивирует людей делать что-то, тогда хороший он или нет, это дело вкуса.

Мы могли бы обсудить данный конкретный вопрос, но надеюсь, что принцип ясен.

Хорошее произведение искусства это талант. Хороший дизайн это мастерство.


Как насчет способностей художника и дизайнера?

Чаще всего, у художника есть природные способности . Конечно, с самого раннего возраста , художник растет рисуя, занимается живописью, скульптурами и развивает свои способности.

Но истинная ценность художника заключается в его таланте (или врожденных способностях) с которым он родился. Хорошие художники, конечно же, имеют способности, но художественные навыки без таланта, пожалуй, бесполезны.

Однако, дизайн, это способность, которому учат и которому учатся . Вам не нужно быть великим художником, чтобы быть великим дизайнером; вам всего лишь нужно будет учиться хорошему дизайну.

Некоторые из самых уважаемых дизайнеров в мире известны своим минималистическим стилем. Они не используют много цветов или текстур, но они уделяют много внимания к размеру, позиционированию и расстояниям между элементами дизайна, чему можно научиться без врожденного таланта.

Хорошее произведение искусства передает всем разные сообщения.
Хороший дизайн передает всем одно и то же сообщение.


Это подпадает под действие второго пункта о толковании и понимании. Но если вы запомните только один пункт из этой статьи, то запоминайте именно этот пункт.

Много дизайнеров считают себя художниками, потому что они создают что то визуально привлекательное.

Но визуальная композиция призвана выполнить конкретную задачу, передать определенное сообщение. Вне зависимости от того насколько дизайн прекрасен, это не произведение искусства . Дизайн это форма общения, просто окошко, в котором содержится сообщение, информация.

Немногие художники называют себя дизайнерами, поскольку они, судя по всему, лучше понимают разницу. Художники не создают свои картины для продажи товара или продвижения услуги. Они создают ее исключительно для самовыражения, чтобы она могла быть просмотрена и оценена другими. Сообщение, если мы даже можем его так назвать, это не факт, а чувство.

Что вы думаете?

В зависимости от того, как вы смотрите на это, разница между искусством и дизайном может быть четкой или туманной. Эти два понятия, безусловно, пересекаются, но искусство является более личным, вызывая сильную реакцию в тех, кто связан с ним.

Я оставляю вас с этой цитатой от Крейга Элимелиаха (Craig Elimeliah), кто освещал данную тему в своей фантастической статье для AIGA, который я обнаружил в ходе своих исследований для данной статьи.

“Я не претендую на должность эксперта, чтобы решить, что есть искусство и чем искусство не является, но я знаю, что если мы посмотрим на различия между искусством и дизайном, мы увидим очень четкую разделяющую линию между ними.

Инженер может создать красивый сайт, если дать ему точные координаты для вставки разных цветных пикселей, или же следуя определенным инструкциям; большинство из проектов дизайна имеют подробные инструкции и большинство дизайнов основаны на текущих тенденциях.

Художник, с другой стороны, никогда не может получать каких либо инструкций для создания нового хаотичного и уникального шедевра, потому что его эмоции и душа будут диктовать его рукам движения.

Арт-директор не будет кричать на художника из за того, что он создал что-то абсолютно уникальное, потому что это и делает художника художником, а не дизайнером.”

Моду - в первую очередь от-кутюр, которая создается вручную и не предназначена для масс-маркета, - порой рассматривают как искусство. Конечно, классическое вечернее платье от Кристобаля Баленсиаги, продемонстрированное на подиуме или выставленное в стеклянной витрине музейного зала, производит впечатление произведения искусства, несмотря на то что это произведение мира моды. То, что модные выставки стали проводиться в музеях, несомненно способствовало стиранию границы между искусством и модой. Кроме того, некоторые модельеры стали позиционировать себя как художники, в то время как все большее число художников начали проявлять интерес к моде. Несколько лет назад я организовала симпозиум под названием «Искусство моды». После моего выступления одна из слушательниц выразила свое удивление и разочарование тем, что я вообще ставлю под сомнение, можно ли рассматривать моду как искусство. Вопрос об отношениях моды и искусства остается открытым по многим причинам, совершено независимо от спорного самого по себе определения понятия «искусство», которое существенно изменилось с течением времени.

Является ли мода искусством? Кому это решать? Обычно под словом «искусство» подразумевается ограниченное число произведений элитарной культуры - живопись, скульптура, музыка. Мода, напротив, в первую очередь воспринимается как индустрия (даже когда в ней явно присутствует элемент творчества) и неотъемлемая часть повседневной жизни . В этой главе мы обратимся к истории современной моды с конца XIX столетия и до наших дней, чтобы исследовать, какое место в разное время отводилось моде по отношению к искусству и при каких обстоятельствах модельеров стали уподоблять художникам. В частности, я хотела бы исследовать обсуждения взаимоотношений искусства и моды, которые серьезно разрослись с 1980-х годов, особенно в связи с экспонированием моды в музеях.

Традиционно к моде относились скорее с пренебрежением - как к чему-то поверхностному, недолговечному и плотскому. Искусство, напротив, ценилось - как форма, исполненная смысла, бесконечно прекрасная и духовная по природе (хотя в последние годы эти качества были полностью поставлены под сомнение). Поскольку мода меняется и изменчивость составляет суть моды, считалось, что в ней нет истины и вечного идеала красоты, которые обычно ассоциировались с высоким искусством. Примечательно, что викторианские моралисты называли моду «капризной богиней», тем самым признавая ее могущество, но в то же время подчеркивая иррациональность и беззаконие. Другие критики-культурологи описывали моду как «любимое дитя капитализма», утверждая, что изменения стиля в одежде объясняются исключительно жадностью капиталистов и доверчивостью потребителей, поскольку каждая «последняя» новинка моды никогда не бывает красивее и функциональнее своих предшественниц. Таким образом, несмотря на присущие моде эстетические составляющие, она обычно рассматривалась как предмет потребления, в то время как искусство ассоциировалось с более высокой эстетической сферой. Конечно, картины и скульптуры - тоже товар, но искусство обычно переступает через границы этого статуса, тогда как мода кажется погрязшей в своей коммерческой сущности.

И хотя эти представления могут показаться устаревшими и упрощенными, они продолжают играть на удивление важную роль в современном дискурсе, касающемся искусства и моды. Критики продолжают настаивать на том, что «искусство - это искусство, а мода - это индустрия», как выразился Майкл Будро в своей статье «Искусство и мода» (Art & Fashion), опубликованной журналом Artnews в 1990 году, отсылая нас к «идеалу», согласно которому «искусство - это творение личности, ярко пылающей огнем высокого вдохновения», в то время как мода, «то есть торговля тряпками... происходит без подобных иллюзий». Как замечает Роберт Редфорд, на протяжении веков моду «представляли как „нечто другое” по отношению к искусству», поскольку она «полностью противоречит его представлениям о неизменности, правде и подлинности и воспринимается как нечто чрезвычайно опасное, когда вероломно вторгается в цитадели искусства... как если бы девственная чистота искусства постоянно подвергалась риску быть оскверненной». С этим согласится любой, кому случалось читать обзоры музейных выставок, посвященных моде! Уже в Елизаветинскую эпоху Шекспир сравнивал моду с «ловким вором», который «скорее изнашивает платья, чем человек». Эта метафора показательна, потому что уничижительное отношение к моде почти наверняка связано с тем, что одежда надевается на тело и поэтому отождествляется с физическим, сексуальным и, если идти дальше, - разлагаемым биологически. Кроме того, долгое время мода ассоциировалась с женским тщеславием - даже в те исторические периоды , когда мужское платье было по меньшей мере таким же замысловатым и пышным, как женское. Искусство же, напротив, чаще всего ассоциировалось с маскулинным гением.

Модельеры - от Ворта до Сен-Лорана


Итак, давайте обратимся к первому модельеру - мужчине, - который назвал себя художником. Когда Чарльз Фредерик Ворт в 1858 году открыл свое модное ателье на Рю де ла Пэ, модные ателье были скромной отраслью ремесленного производства, в котором большей частью были заняты женщины - портнихи, обслуживавшие индивидуальных клиенток. Многие женщины сами шили одежду для себя дома, в то время как мужчины обращались к портным или покупали вещи в магазинах готового платья. Всего за несколько лет Ворт добился того, что структура и имидж отрасли начали трансформироваться, постепенно превращая ее в то, что впоследствии получило имя «высокая мода», или «от-кутюр». Несмотря на то что высокая мода предполагает большее количество тонкой ручной работы , чем мода промышленного производства, расхожее мнение, согласно которому платье от-кутюр - это уникальный, единственный в своем роде объект, подобный произведению искусства, слишком наивно в своей простоте. Одним из нововведений Ворта стало производство демонстрационных коллекций одежды, предназначенных для показа покупателям, будь то индивидуальные клиентки его ателье, под которых платье впоследствии подгонялось, или получавшие все большее распространение магазины готового платья, которые располагались в больших универмагах и предлагали также сшить одежду на заказ. В конечном итоге модный дом Ворта превратился в масштабное предприятие, обладавшее немалым весом на международной деловой арене и имевшее в штате более тысячи сотрудников.

Ворт внес ощутимую лепту в формирование образа высокой моды как искусства, но он сделал это, находясь в особых исторических условиях, когда мода в целом становилась все демократичнее. Имеет значение и то, что от-кутюр развивалась параллельно с массовым промышленным производством готовой одежды; по сути, это две стороны современной модной индустрии. (Одновременно с этим революцию переживала и сфера розничной торговли , где передовые позиции захватили крупные универсальные магазины.) Задолго до того как появилось понятие «брендинг», Ворт тщательно заботился о том, чтобы в нем видели художника, и работал над своим внешним обликом , копируя образ Рембрандта (то же самое делал Рихард Вагнер) (ил. 1). Это помогло ему повысить свой престиж, по крайней мере в мире моды, где каждую созданную им модель встречали как произведение искусства, которого достойны лишь избранные клиенты из числа элиты. Впрочем, во всем остальном мире к нему по-прежнему относились как к торговцу-нуворишу. Пресса описывала его как настоящего диктатора от моды, предоставляющего своим клиенткам лишь минимальную возможность выбора - например, самостоятельно решать, какого цвета будет платье, - но обычно жаждущего контролировать все эстетические аспекты.

Желая полностью соответствовать романтическому образу художника, Ворт подчеркивал, что для того, чтобы создать платье, ему необходимо вдохновение. (Золя высмеял эти заявления в романе «Добыча» (La Curée, 1871), где есть списанный с Ворта персонаж - модный портной Вормс, который впадает в показную меланхолию, если вдохновение к нему не приходит.) Очевидно, именно с желанием придать большую убедительность этому образу кутюрье-художника связан еще один стратегический прием - черпать вдохновение из сокровищницы высокого искусства прошлого. Так, для некоторых моделей Ворта источником вдохновения послужили полотна ван Дейка; и светские дамы, заказывая художникам свои портреты, желали быть запечатленными только в платьях от Ворта. Как заметил французский эстет Октав Юзанн, «некоторые наши фасоны - не более чем обычные копии с картин старых мастеров; зарождается мода на моду».

Но самое главное, что Ворт первым стал нашивать на одежду свои фирменные ярлыки. В дальнейшем гриф модельера был наделен той же функцией, что и подпись художника, - устанавливал подлинность. Далеко не во всех культурах статус художника так разительно отличается от статуса ремесленника; но эти различия прочно укоренились в западной культуре начиная с XVI века, когда живописцы наконец добились того, чтобы их признали художниками, ведь прежде к ним относились как к остальному мастеровому люду. Подпись на картине сообщала, чья рука ее создала (и кому принадлежит ее замысел). Сегодня исторические модели модного дома Ворта, при условии что на них в целости сохранился оригинальный ярлык, продаются на аукционах в десять раз дороже, нежели аналогичные платья без ярлыка или изделия менее именитых модельеров. Созданные Вортом платья часто становятся экспонатами музейных выставок, посвященных истории моды и портновского мастерства.


«Мода, как и все остальные искусства, занимает свое место в музее, - говорит Памела Гольбен, один из кураторов парижского Музея моды и текстиля. - Нет никакого противоречия между модой как индустрией и искусством. Ворт подавал себя как художник, и с самого начала во Франции высокая мода воспринималась как искусство, но вместе с тем и как индустрия». По словам Гольбен, «англо-саксы не замечают явных различий между одеждой, которую они носят, и модными изделиями, которые демонстрируются в музее, поэтому в англо-саксонских музеях предметы одежды приходится помещать в определенный контекст, добиваясь этого либо посредством дизайнерских решений, либо за счет стилизации выставочного пространства, в то время как мы [французские кураторы] стараемся сделать его максимально абстрактным, чтобы люди формально воспринимали [представленные в экспозиции предметы одежды] так же, как любое другое произведение искусства».

В то время как парижские кутюрье, такие как Ворт, пытались представлять себя художниками, авангардные художники и интеллектуалы создали новую форму одежды, в качестве альтернативы моде. Например, Уильям Моррис, который видел в моде «странного монстра, родившегося из пустоты жизни богачей и усердия конкурирующей торговли», предпочитал одевать свою супругу в свободное платье, смутно напоминающее средневековое. В свою очередь, Оскар Уайльд, возможно, самый знаменитый защитник идей эстетизма, воплощенных в костюме, говорил, что мода - «это настолько невыносимая форма уродства, что мы вынуждены менять ее каждые полгода». На европейском континенте Анри ван де Велде, Густав Климт, Мариано Фортуни и Йозеф Хоффман также создавали преобразованные, художественные платья. Однако желавших примерить на себя этот артистический стиль и тем более носить такую одежду, было крайне мало.

Несколько позже утопическую идею антимоды также пытались воплотить итальянские художники-футуристы, в частности Джакомо Балла, и русские конструктивисты, к числу которых принадлежали Варвара Степанова и Александра Экстер. И хотя некоторые из этих инициатив оказали влияние на моду, в целом они так и не нашли себе места внутри ее системы. Например, Балла создал всего несколько оригинальных предметов одежды; его никак не назовешь профессиональным модельером. Другая экспериментальная попытка соединить искусство и моду была предпринята художницей Соней Делоне; ее «Симультанный бутик» (Boutique Simultané), организованный в союзе с кутюрье Жаком Хеймом, был представлен на парижской Выставке современного декоративного искусства и художественной промышленности 1925 года в разделе, посвященном моде. Но большей частью и художественные предметы одежды, и утопические доктрины антимоды оставались на периферии системы моды.

На этом фоне одним из наиболее влиятельных модельеров начала XX века был Поль Пуаре. Совсем недолго проработав у Ворта, Пуаре основал собственный дом моделей, который специализировался на прогрессивных моделях, часто с ориентальными мотивами, которые произвели революцию в довоенном мире моды. Как и Ворт, Пуаре именовал себя художником; вдобавок к этому он покровительствовал другим передовым художникам - иллюстраторам и сценографам. «Дамы приходят ко мне, чтобы заказать платье, - точно так же они обращаются к выдающимся художникам , если хотят иметь собственный портрет, написанный на холсте. Я художник - я не портной», - заявил Пуаре в 1918 году. Тем не менее он создавал не только дорогие модели для избранных клиентов, но и сотрудничал с производителями готовой одежды, которые выпускали множество копий этих моделей для широкой продажи.

Если Пуаре задействовал элитарную культуру как инструмент своей риторики и боролся с противоречиями, которые неизбежно вызывал такой подход, то Коко Шанель, судя по всему, вполне благосклонно отнеслась к тому, что журнал Vogue сравнил ее платья, выполненные в стиле модерн, с собранными на конвейере автомобилями марки «Форд». «Платье - это не трагедия и не картина, - заявила Шанель, - это очаровательное и недолговечное творение, но не бессмертное произведение искусства. Мода должна умереть и умереть быстро, ради того чтобы могла выжить коммерция». Шанель не только относилась к Пуаре как к костюмеру («Шахерезада - это легко, маленькое черное платье - это трудно»), она также пренебрежительно называла свою великую соперницу Эльзу Скиапарелли «эта итальянская художница, которая делает одежду», - недвусмысленно намекая на то, что художнику не место в мире моды.


Подобно Пуаре, которого она называла «Леонардо от моды», Скиапарелли относилась к дизайну одежды не как к «профессии, но как к искусству». Она неоднократно вступала в творческий альянс с художниками - Сальвадором Дали, Жаном Кокто, Бебе Бераром и Вертесом - и говорила, что, работая с ними, ощущает «поддержку и понимание, уносящие за пределы грубой и скучной реальности, где платья просто делаются на продажу». Без Скиапарелли и ее работ не обходится ни одна книга и ни одна выставка, посвященная искусству и моде, благодаря ее сотрудничеству с такими художниками, как Сальвадор Дали, с которым она создала известные всем сюрреалистические фешен-объекты - «Шляпу-туфлю» (Shoe Hat) и «Платье с вырванными лоскутами» (Tear Dress (это название часто переводят как «Платье-слеза»)). И хотя существуют свидетельства, указывающие на то, что роль Дали здесь первична, поскольку именно ему принадлежат эскизы этих вещей, Скиапарелли, определенно, видела этот дизайн через призму художественного вдохновения («безумные идеи»), и превратила свой модный дом в то, что Кокто назвал «лабораторией Дьявола» сарториального маскарада.

Обладая модернистским сознанием, Шанель была предана идее моды как аспекта современной жизни . В отличие от нее, и Пуаре, и Скиапарелли видели в моде театр, перформанс - а следовательно, форму искусства. Тем не менее все они работали внутри той системы моды, которая сформировалась в Париже и была ориентирована на пошив «штучных» вещей - а традиционно мода в Париже серьезнее, чем где бы то ни было, воспринималась именно как форма искусства. Надо признать, что после Второй мировой войны такие кутюрье, как Кристиан Диор, стали все больше развиваться в сторону менее дорогих линий и лицензионных копий, а также сопутствующих товаров - фирменного парфюма, чулок и бижутерии, но при этом престиж парижской моды возрос до невиданных прежде высот. Миф о парижской моде распространялся все дальше, даже несмотря на то что в действительности она становилась все более демократичной.

«Мода - это искусство. Искусство - это творчество, а мужчины - творцы», - заявил кутюрье Жак Фат в 1954 году, тем самым нивелируя господство женщин-модельеров, которое было характерно для 1920-х и 1930-х годов. Действительно, если не считать Шанель, которой удалось вновь открыть свой дом моделей в 1954 году, после войны большинство известных французских модельеров составляли мужчины: Диор, Фат и Баленсиага, а несколько позже еще и Карден, Курреж и Ив Сен-Лоран. Такое превосходство мужчин, вероятно, связано с нараставшей тенденцией особо подчеркивать в прессе художественный талант и одаренность модельеров. «Почему вы работаете в мире гениев?» - спрашивали Шанель в 1956 году. «Мы не художники, а производители одежды. Суть истинного произведения искусства в том, чтобы, сперва показавшись отвратительным, затем превратиться в нечто прекрасное. Суть моды в том, чтобы мгновенно очаровать, а затем превратиться в нечто отвратительное. Нам нужны не гениальные озарения, а изрядное мастерство и немного вкуса».

Еще в 1959 году Реми Сейсселин, специалист в области искусства XVIII столетия, опубликовал в Journal of Aesthetics and Art Criticism эссе «От Бодлера до Кристиана Диора: поэтика моды». В этой работе он утверждает, что «мода превратилась в разновидность искусства». Однако прошло еще немало времени, прежде чем появились другие международные публикации, затрагивающие тему моды как искусства, - это произошло только в 1980-е годы, и поводом для большинства из них стали посвященные моде выставки, для которых музеи стали предоставлять свои залы. Несмотря на это, с 1950-х по 1970-е годы эстетические аспекты моды были признаны по крайней мере в самом мире моды. Такие модельеры, как Баленсиага, Диор, Мадам Гре, Чарльз Джеймс и особенно Ив Сен-Лоран, именовались современниками не иначе как художники.


И если сам Баленсиага не требовал, чтобы к нему относились как к художнику, то Жак Фат придерживался иной позиции - он настойчиво повторял, что «кутюрье обязан быть архитектором кроя, скульптором формы, художником цвета, музыкантом гармонии и философом стиля». Кроме того, однажды он заявил, что его современник Чарльз Джеймс «не только величайший американский кутюрье, но лучший и единственный в мире портной, который смог возвысить платье, считавшееся прикладной формой искусства, до уровня чистого искусства». Баленсиага был не только дотошным «ремесленником», готовым раз за разом переделывать конфигурацию проймы до тех пор, пока в точности не добьется желаемого результата. Как и Джеймс, он был новатором, мастерски работавшим с трехмерными формами. Его замысловатый крой и драпировки побуждали модных обозревателей сравнивать его с Веласкесом. Более того, находясь внутри системы моды, он был настолько далек от ее пошлой коммерческой стороны, насколько это только было возможно, и ограничивал производство только высококачественными изделиями, предназначенными для избранных заказчиков.

В самом начале этой статьи я сослалась на условное платье Баленсиаги, выставленное в музее. Такое платье, очевидно, было создано кутюрье, работавшим в условиях системы моды, а не человеком, выучившимся на художника, чьи работы выставляются и продаются внутри мира искусства. Платье создавалось для иной цели - чтобы его носила на теле та женщина, которая его купит. Однако изначальная функция объекта, такая как замысел его создателя, далеко не всегда превосходит в своей значимости все иные интерпретации. В музеях хранится бесчисленное количество предметов, которые когда-то предназначались для утилитарных функций, но в настоящее время служат социальным, эстетическим и/или идеологическим. Тем не менее историческая ситуация, соответствующая ей обстановка и символический контекст, в рамках которого создавалась та или иная работа, непременно сказывается на том, что мы в ней видим и какое значение ей приписываем. Создавая платье, Баленсиага создавал модный объект. И все же, став частью музейной экспозиции, платье неизбежно приобретает качества, присущие произведению искусства. Кроме того, с течением времени сложился целый научный дискурс, посвященный творчеству Баленсиаги, и особое внимание в этом дискурсе уделяется именно формальным и художественным достоинствам его работ. Как выразился музейный куратор Ричард Мартин, Баленсиага и другие великие модельеры «позволили ткани обрести голос - точно так же как Морис Луис позволил обрести голос краскам».

И при жизни, и после смерти Сен-Лорана часто сравнивали с художником - отчасти потому, что многие из созданных им вещей несли на себе печать художественного вдохновения, но также и потому, что его работы, которые всегда отличались высочайшим качеством, некоторым образом позволяли и позволяют судить о том, как «в эпоху Сен-Лорана» развивались социальная сфера и эстетика. Например, в 1965 году он представил публике коллекцию платьев «Мондриан», декорированных простым геометрическим рисунком, заимствованным у абстрактных картин Мондриана. Хотя впоследствии многие модельеры заимствовали образы и темы у изобразительного искусства , платья «Мондриан» имели особое значение, поскольку Сен-Лоран осознанно сфокусировал внимание на плоскостной природе вошедшего в моду в середине 1960-х годов А-образного силуэта, который превращал платье в подобие холста. Годом позже, в 1966 году, Сен-Лоран продемонстрировал свои платья в стиле поп-арт, «украшенные» силуэтами обнаженных женщин, словно вырезанных из картин Тома Вессельмана. Поп-арт, несомненно, стал первой несущей опорой моста, который позволил преодолеть пропасть, безнадежно разделявшую элитарную и низкую культуру до 1960-х годов. Подобно Энди Уорхолу Ив Сен-Лоран охотно и с энтузиазмом привносил в свое искусство элементы повседневной жизни.

Сен-Лоран часто рассуждал о своем творчестве и говорил о тех художниках, которые на него повлияли и чьи работы он коллекционировал, например о Матиссе и Пикассо. Кроме того, он часто указывал на свою сверхчувствительность, которую и он сам, и некоторые другие связывали с чувствительностью художественной. Иногда связь между модой и искусством была откровенно нарочитой; например, это можно сказать о коллекции платьев «Пикассо», которую Сен-Лоран представил публике в 1979 году. Критики постоянно подчеркивали, что он мастерски владеет цветом и формой. В 2010 году масштабная выставка работ позднего Сен-Лорана, которую организовал его спутник жизни последних лет Пьер Берже в Малом дворце в Париже, категорично представила его как «одного из величайших художников столетия».

просмотров
просмотров